Сегодня я постараюсь последовательно и ясно изложить свои мысли по поводу романа Дорис Лессинг «Воспоминания выжившей» - сложной и необычной апокалиптической истории. Он повествует о медленной и неотвратимой гибели урбанистической цивилизации и при этом раскрывает перед нами Женщину во всех её возможных ролях и состояниях.

Рассказ о причинах, по которым система образования, господствовавшая в двадцатом веке, стремительно устаревает, о том, что именно устарело в ней особенно сильно, и о целях системы образования в современности. Ближе к концу рассказа звучат рецепты исправления системы.

На Ядреном - минутка поэзии. О приоритетах современного человека и бытии капиталистического общества - предельно ясно и очень метко написал  Андрей Килин.

***

Что современник мой? - Игрок,
Поэт мечты обогащенья...
Сегодня жадность - не порок,
Лишь - указатель направленья...

Аскет, сегодня век не твой!
Кому нужны души терзанья,
Коль рядом, близко, взять рукой
Миг исполнения желанья!

Любой карабкаться готов,
Наверх, здесь нет добрососедства
Поверх голов, поверх основ
Ведь цель - оправдывает средства...

Ум, дружба, совесть, честь, любовь,
Товар сегодня залежалый,
Вот почки, сердце или кровь -
"Поэффективнее", пожалуй...

Сегодня всяк готов служить,
Но не Отечеству, а Власти
Чтоб сладко есть и сладко пить
И ублажать другие страсти...

В обычную серую жизнь офисного работника Артема врывается женщина-мечта, настоящий ангел по имени Ангелина! Роскошная и страстная, нежная и заботливая – она стала воплощением всех сокровенных желаний одинокого мужчины. За какие заслуги скромному креатив-менеджеру досталось это сокровище? И каковы ее истинные намерения?
Этот увлекательный рассказ повествует не столько о любви, сколько о своеобразии окружающего нас мира и общества. Конкретнее сказать нельзя, ведь любое уточнение приведет к раскрытию сюжетной изюминки. А до нее гораздо «вкуснее» добраться самому!

Будильник запиликал, как всегда неожиданно, убив лучшую часть сна. Он постоянно так делает, палач, бездушный монстр, с бездушными электронными потрохами, враг всех нормальных "сов" и честных работников, что не позволяют себе опаздывать на службу. Артём дотянулся до него и прикончил, как обычно делал это шесть раз за неделю. "О! Опять на работу!" - мысленно простонал он. Произнести это вслух сил не было. Вчера они, лучшей частью отдела, то есть он, Серёга и Юлька знатно посидели в ресторане. Отмечали их очередной проект. Начальство одобрило его и даже выделило на отдел разовую премию, которую они вчера и пропили. Не жалко. Если проект заработает, как предполагалось, премии станут регулярными.

"Вста-авать! Ну, же!" На вялый приказ тело не спешит реагировать. Время есть. Минутку, а лучше пяток, ещё можно поваляться в постели. Не можно, а нужно. Сначала надо собраться с силами, а потом уж принимать вертикальное положение. Хочешь, не хочешь, а надо добраться до кухни, выпить алкозельцера и что-нибудь протолкнуть в желудок. Хотя начальства сегодня не предполагалось (суббота!), похмельным факелом на работе светить рискованно. Обязательно найдётся товарищ-доброхот, что "вложит" тебя, не со зла, просто радея за коллектив. Потому что коллектив это семья, а в семье не без урода. В зависимости от настроения сотрудники их фирмы казались Артёму, то стадом, то стаей, а чаще сперматозоидами в огромном презервативе. Также бестолково суетятся, спорят, толкаются, стремясь вырваться вперед. Куда, милые? Латекс не пустит.
В постели рядом кто-то зашевелился. Артём насторожился. Он жил один и обнаружить кого-то в своей кровати после бурной вечеринки хотя и неожиданность, но вполне закономерная. Главное, чтобы нынешняя неожиданность оказалась, если не обидно старой, то хотя бы традиционной. Выпито вчера было немало, и окончание вечера Артём помнил смутно. Из-под одеяла выбралась голая девица и босиком прошествовала в туалет. Не скукоженно прошмыгнула в поисках своих тряпочек, а именно прошествовала, давая обозреть себя во всей красе...

На данную статью меня навели две другие: статья Дениса Яцутко и написанная ей в ответ статья Романа Носикова.

Предположим, что в стране всё так, как было ещё недавно. Есть множество конфессий и ещё более внушительное множество к ним не принадлежащих — как атеистов, так и людей, просто не знающих канонов ни одной из религий. Есть поклонники классической музыки, есть металлисты, есть любители рэпа. Есть клеющие танчики, есть играющие в Бэттлфилд и есть зрители Рен-ТВ.

Все эти множества на самом деле пересекаются — в том числе те множества, которые я перечислял внутри одного предложения. Разумеется, поскольку возможностей пересечься между собой у людей много, отдельные представители каждого из множеств время от времени где-то встречаются и яростно спорят по поводу своих и чужих вкусов. Иногда цивилизованно, а иногда — с оскорблениями.

От оскорблений и, тем более, от действий их сдерживает соответствующая статья УК, согласно которой за разжигание розни по какому-то признаку им светит штраф, а то и даже посадка в тюрьму.

Всё вот так.

Однако в стране есть одна группа, которая считает себя наиболее страдающей от оскорблений. Да, вы угадали, это — толкинисты. С их точки зрения, окружающие их особенно не любят за то, что толкинисты иногда наряжаются в странные одежды, берут текстолитовые мечи и где-то в лесу превращаются в эльфов и гномов.