Демьян Бедный. Проводы

Демья́н Бе́дный (настоящее имя Ефи́м Алексе́евич Придво́ров; 1 [13] апреля 188 — 25 мая 1945) — русский советский писатель, поэт, публицист и общественный деятель, один из основоположников социалистического реализма в поэзии.

В своих стихах старался создать образ поэта нового времени, поставившего для себя цель – творить для широких масс читателей, приобщать их к политике и культуре. Отсюда и обращение к наиболее доходчивым жанрам: басне, песне, частушке, агитационной стихотворной повести.

В дореволюционный период  Демьян Бедный в своих стихах клеймил политику правящих классов и их приспешников. В 1917 году создал стихотворную повесть  «Про землю, про волю, про рабочую долю», где запечатлел рост революционного сознания в годы империалистической войны. В годы Гражданской войны – изобличал классовых врагов новой власти и ренегатов.

Успех Демьяна Бедного был противоречив. С одной стороны его высоко оценивал нарком культуры А.В. Луначарский, в 1923 года Бедный был награжден орденом Красного Знамени, это было первое награждение за литературную деятельность. С другой стороны, творческое объединение ЛЕФ (Левый фронт искусства) во главе с В.В. Маяковским, критиковали Бедного за воинствующий дилетантизм, поверхность тем, идей, шаблонность образов.

В 1930 году Демьян Бедный попал в опалу после опубликования фельетонов «Слезай с печки» и «Без пощады»

В чём существо Ваших ошибок? Оно состоит в том, что критика недостатков жизни и быта СССР, критика обязательная и нужная, развитая Вами вначале довольно метко и умело, увлекла Вас сверх меры и, увлёкши Вас, стала перерастать в Ваших произведениях в клевету на СССР, на его прошлое, на его настоящее. Таковы Ваши «Слезай с печки» и «Без пощады». Такова Ваша «Перерва», которую прочитал сегодня по совету т. Молотова.

Вы говорите, что т. Молотов хвалил фельетон «Слезай с печки». Очень может быть. Я хвалил этот фельетон, может быть, не меньше, чем т. Молотов, так как там (как и в других фельетонах) имеется ряд великолепных мест, бьющих прямо в цель. Но там есть ещё ложка такого дёгтя, который портит всю картину и превращает её в сплошную «Перерву». Вот в чём вопрос и вот что делает музыку в этих фельетонах. <…>

Вместо того, чтобы осмыслить этот величайший в истории революции процесс и подняться на высоту задач певца передового пролетариата, ушли куда-то в лощину и, запутавшись между скучнейшими цитатами из сочинений Карамзина и не менее скучными изречениями из «Домостроя», стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения, что нынешняя Россия представляет сплошную «Перерву», что «лень» и стремление «сидеть на печке» является чуть ли не национальной чертой русских вообще, а значит и русских рабочих, которые, проделав Октябрьскую революцию, конечно, не перестали быть русскими. (Из письма Сталина к Д.Бедному 12 декабря 1930 г.)

Как бы то ни было, Демьян Бедный внес свой вклад в развитие русской литературы, его именем названы улицы во многих городах бывшего СССР. Есть такая улица и на севере Санкт-Петербурга.  В 1931 году была открыта группа арктических островов, которым было присвоено название «Острова Демьяна Бедного».

В честь дня рождения поэта мы традиционно публикуем одно из его стихотворений.

Проводы или Красноармейская песня

Как родная мать меня

      Провожала,

Как тут вся моя родня

      Набежала:

«А куда ж ты, паренёк?

      А куда ты?

Не ходил бы ты, Ванёк,

      Да в солдаты!

В Красной Армии штыки,

      Чай, найдутся.

Без тебя большевики

      Обойдутся.

Поневоле ты идешь?

      Аль с охоты?

Ваня, Ваня пропадешь

      Ни за что ты.

Мать, страдая по тебе,

      Поседела,

Эвон в поле и в избе

      Сколько дела!

Как дела теперь пошли:

      Любо-мило!

Сколько сразу нам земли

      Привалило!

Утеснений прежних нет

      И в помине.

Лучше б ты женился, свет,

      На Арине.

С молодой бы жил женой,

      Не ленился!»

Тут я матери родной

      Поклонился.

Поклонился всей родне

      У порога:

«Не скулите вы по мне,

      Ради бога.

Будь такие все, как вы,

      Ротозеи,

Что б осталось от Москвы,

      От Расеи?

Все пошло б на старый лад,

      На недолю.

Взяли б вновь от нас назад

      Землю, волю.

Сел бы барин на земле

      Злым Малютой.

Мы б завыли в кабале

      Самой лютой.

А иду я не на пляс,

      На пирушку,

Покидаючи на вас

      Мать-старушку!

С Красной Армией пойду

      Я походом,

Смертный бой я поведу

      С барским сбродом.

Что с попом, что с кулаком —

      Вся беседа:

В брюхо толстое штыком

      Мироеда!

Не сдаёшься? Помирай,

      Шут с тобою!

Будет нам милее рай,

      Взятый с бою, —

Не кровавый, пьяный рай

      Мироедский, —

Русь родная, вольный край,

      Край советский!»

1918 год.