Новый фильм про СССР

От редакции:

На волне обсуждения того, как в фильме «Движение вверх» была исковеркана история ради пропаганды того, что при советах все было безоговорочно ужасно, один из наших авторов написал небольшой рассказ-сценарий к фильму о советском летчике. Получилось так толсто, что даже тонко. Пожалуй, что-то подобное как раз и штампует российский кинопром. Как говорится, и грустно, и смешно.

Черный экран, титры:

Фонд Кино

Централ Эрнст Партнер Групп Лимитед 3Т представляют

От создателей «Движение вверх»

Фильм основан на реальных событиях

Название фильма:

ПОБЕГ

1967 год. Самара. Курсант летного училища Белов прогуливается с девушкой Ниной по скверу. На Заднем плане виден памятник Ленину.

Нина: и кем ты после училища станешь?

Белов: летчиком конечно. На истребителе летать буду. Небо Родины защищать!

Нина: ой как хорошо! У меня папа летчиком был. Тоже на истребителе летал! Только на войне погиб.

Белов (глухо): Потому что летали на гробах… (в голос) Пошли лучше в кафе!

Нина: пошли.

Идут в кафе. В сквере играет духовой оркестр. Белов что-то рассказывает Нине. Что конкретно – не слышно из-за музыки. Нина смеется. Доходят до кафе «Мечта». На входе огромная очередь из таких же молодых людей. Встают в очередь.

Нина: ой, очередь какая огромная. Часа два ждать.

Белов: да уж. Всегда у нас так. Страна самая большая в мире, а пойти некуда! (оба смеются).

Из кафе выходит модно одетый стиляга Гога с девушкой и натыкается на Белова:

Гога: ооо, какие люди! Салют, Белов!

Белов: здорово, Гога! Как жизнь?

Гога: шикарно! Кассету свежую достал. Заходи – оценишь. Оревуар!

Нина с Беловым стоят некоторое время в очереди. Белов курит и смотрит на очередь. Очередь не двигается. Белов со злостью бросает сигарету и обращается к Нине:

Белов: Пошли лучше к Гоге.


Квартира Гоги. Нина, Белов и еще несколько молодых людей сидят в комнате на стульях и смотрят эротическую сцену из Греческой смоковницы. Нина смущается и отворачивается к Белову, чтобы не смотреть. Белов с широко открытыми глазами не отрывается от экрана.


Общая обшарпанная кухня в бараке. Развешенное белье, пар от кастрюль. Белов нервно курит в форточку. Видно обручальное кольцо на пальце. Нина стряпает за плитой, выговаривая мужу:

Нина: лучше бы ты моряком стал! Сейчас бы по заграницам плавал. Жили бы как люди! Ну что ты молчишь? О ребенке хоть подумай! В одной комнате ютимся и туалет на улице!

Белов молча выходит в заставленный каким-то барахлом узкий коридор и идет на улицу. Нина что-то продолжает ему выговаривать, но ее уже почти не слышно. На улице Белов встречает сослуживца.

Сослуживец: о, Белов! Я как раз к тебе. Тебя особист вызывает. Быстро давай.

Белов сплевывает. Произносит чуть слышное «Черт» и направляется к особисту. Проходит сначала мимо здания столовой с надписью: «Слава КПСС!», затем мимо солдат, красящих траву.


Кабинет особиста. Полумрак. Зеленая лампа, широкий дубовый стол, телефон, пепельница с дымящимся беломором. Белов отдает честь и докладывает:

Белов: старший лейтенант Белов по вашему приказанию прибыл!

Камера из-за плеча особиста смотрит на Белова. В руках особиста бумага с заголовком «Донос». Особист, не отрываясь от чтения бумаги, обращается к Белову:

Особист: товарищ Белов, к нам поступил сигнал, что вы прапорщику Собакину в морду дали. А он ведь член партии. Да и вы тоже. Нехорошо.

Белов: прапорщик Собакин керосин с боевых самолетов сливает, а потом дачникам продает! Я ему уже говорил, что еще раз увижу – дам в морду. И дал!

Особист (повышая голос): такие вопросы, товарищ Белов, нужно решать с командиром части, а не самоуправством заниматься! А то можно и следующее звание не получить!

Камера показывает табличку на двери «особый отдел». За дверью слышно как особист орет на Белова. Что конкретно – не слышно. Дверь открывается. Выходит красный Белов, расстегивает верхнюю пуговицу гимнастерки, сильно хлопает дверью и быстрым шагом уходит. Из-за двери слышится окрик особиста: «ты мне еще дверьми тут похлопай, падла!».


Белов быстрым шагом идет по плацу к командиру части. Поднимается по ступенькам к кабинету с табличкой «командир части». Стучится в дверь. Заходит.

Белов: товарищ полковник, разрешите доложить!

Камера разворачивается от Белова в сторону командира части. Командир части и еще несколько офицеров сидят за столом и пьют водку. Фоном работает радиоприемник. Советский диктор что-то бодро рассказывает слушателям. Присутствующие прекращают разговор и смотрят на Белова. Повисает небольшая пауза. Командир части дожевывает огурец и обращается к Белову:

Командир части: Тебе чего?

Белов: товарищ полковник, прапорщик Собакин керосин из боевых самолетов сливает, а начальник особо отдела его покрывает, как члена партии!

Командир части (махая рукой): отставить. У тебя сейчас поважнее дела будут. В Москву мы тебя отправляем на парад первомайский, как лучшего летчика нашего полка. Так что завтра в 7 утра будь готов. И да, еще подгони мне несколько толковых бойцов. Парник на даче поставить надо.


Москва. Советская гостиница. Сослуживец Белова с помощью кипятильника варит суп в раковине.

Белов: и охота тебе так мучиться. Лучше бы в столовую сходил.

Сослуживец: сам иди. А я на командировочные себе лучше джинсы куплю. Тут говорят на Арбате можно достать.

В номере звонит телефон. Белов берет трубку.

Белов (в трубку): есть, прибыть на аэродром!


Аэродром. Перед шеренгой летчиков выступает генерал.

Генерал: товарищи пилоты! Сегодня вам выпала честь пролететь над первомайской демонстрацией на Красной Площади, а так же поздравить дорого нашего Леонида Ильича с очередной звездой Героя Советского Союза! Ура!

Шеренга: Ура-а-а-а!!!

Генерал: ну, по машинам!


Белов на истребителе летит в строю в виде огромной звезды. Вдалеке показывается Москва. Внезапно начинает падать тяга двигателя. Истребитель Белова начинает отставать и выбиваться из строя.

Диспетчер: Белов, почему отстаете? Вернитесь немедленно в строй!

Белов: диспетчер, у меня проблемы с двигателем! Теряю скорость!

Камера показывает приборную панель на которой хаотично пляшут какие-то стрелки. Фоном пищит какая-то сирена. Белов щелкает какие-то рычажки.

В шлемофоне вместо диспетчера слышится голос генерала.

Генерал: Белов, делай что хочешь, но вернись в строй! Это приказ! Под трибунал пойдешь за неисполнение!

Белов: впереди жилые кварталы. Нужно уводить от них самолет!

Генерал: какие нахер кварталы! На тебя вся страна смотрит! Ты мне сейчас весь парад сорвешь! Быстро вернись в строй, сволочь!

Белов отключает связь и начинает уводить самолет от домов. Внезапно он замечает внизу маленькую златоглавую церквушку. Видит крест над ней. Понимая, что он обречен, едва слышно произносит: «господи, помилуй раба божьего твоего».

Внезапно двигатель перестает глохнуть и восстанавливает тягу. Ошарашенный Белов крестится и быстро начинает догонять строй. В самый последней момент истребитель Белова занимает свое место в строю и «звезда» благополучно проходит над Красной Площадью.


Кухня в бараке. Белов снова курит в форточку. Нина выговаривает мужу, что тот ничего не привез из Москвы. Все остальные привезли, а он нет. Входит сослуживец.

Сослуживец: здравствуйте, Нина! Белов, тебя опять особист вызывает. Кажется на этот раз что-то серьезное.

Белов: скажи ему, что у меня вылет. После вылета зайду.

Белов вновь идет мимо столовой с надписью «Слава КПСС» и мимо красящих траву солдат.

Взлетная полоса. Белов сидит в самолете. Вспоминает особиста, сливающего керосин Собакина, пьющего командира части, орущего генерала из Москвы, затем златоглавую церквушку и кадры из Греческой смоковницы.

Затемнение. Черный экран. Текст на экране:

6 сентября 1976 года старший лейтенант Беленко перелетел в Японию на перехватчике МиГ-25П и получил политическое убежище в США. Разрешение на предоставление гражданства подписал лично президент Джимми Картер.

КОНЕЦ