Несумасшедший дом

Частенько мы слышим фразу «Мир сошел с ума»! Почему? Потому, что никто еще не определил, что такое норма? Или потому, что люди могут выражать себя, как хотят, но некоторые вещи, придуманные новым поколением, шокирует старое? Или потому, что грань дозволенного с каждым годом стирается?…
Автор рассказа дарит нам забавную зарисовку мира, в котором попытки быть оригинальными (а может, и реальное безумие) дошли до апогея. Отдохните от суеты, посмейтесь вместе с нами и решите для себя, насколько безумны или нормальны именно вы!

Иванов поступил в отделение в три часа пополудни с подозрением на нормальность. Привезла неотложка — прохожие вызвали, заметив человека, переходящего дорогу на зелёный свет.

На улице больной вёл себя вызывающе: извинялся за толчки, сморкался в носовой платок и бросал окурки в урны. Поправив серьгу в ухе и пригладив ирокез, дежурный врач приглушил звук порнушки в ноутбуке и с интересом уставился на подозреваемого…

— Доктор, это какая-то ошибка! — тут же заявил Иванов, изображая нервный тик побледневшей щекой. — Я абсолютно ненормален, зачем меня сюда привезли?
— Ненормален, говорите? — врач согнул ногу, снял носок и почесал нестриженными ногтями пятку. — А вот скажите, за вами кто-нибудь следит?
— Соседи следят! Прохожие часто на улицах странно смотрят.
— Неубедительно, Иванов. В мировой заговор верите?
— Всей душой, доктор!

Врач неожиданно подскочил, забрался на стол и визгливо заорал:
— Пирсинг в интимных местах делали?
— Предпочитаю татуировки! — вывернулся Иванов. — Показать?
— Покажете медсестре, обязательно покажете, — доктор успокоился и уселся на столе, свесив ноги: одну босую, другую — в красном вязаном носке. — Давайте начистоту, Иванов, — доверительным голосом произнёс он. — В нашем сумасшедшем мире нормальным людям не место. Что им тут делать? Как жить? Признайтесь, что симулируете? У вас будет отдельная палата с полкой для книг, в нашей больнице разрешены Достоевский, Хемингуэй и братья Стругацкие. А будете себя хорошо вести и принимать возбуждающие лекарства, разрешим смотреть записи канала «Культура».

— Плевать я хотел на Достоевского! — остался непреклонен Иванов. — А на братьев Стругацких — два раза хотел плевать!
— Алкоголь употребляете?
— Да!
— Много?
— Да!
— В одиночестве?
— И в одиночестве, и группой!
— Вы — крепкий орешек, Иванов. Как у вас с женщинами?
— Беспорядочный секс.
— Не врёте? Не было у вас периодов моногамии? Мыслей о создании семьи?
— Никогда!

Доктор спрыгнул со стола и стал расхаживать по кабинету, не забывая распахивать халат и показывать голое тело при появлении медсестёр.
— Зайдём с другой стороны! — наконец, решил он, подходя к Иванову со стороны окна. — Как вы относитесь к легализации наркотиков?
— Полумеры! — решительно заявил Иванов. — Если мы хотим жить цивилизованно, нужно принимать на работу только наркоманов! Догоним и перегоним Голландию по потреблению, а Колумбию по производству! Всех, косящих от травы, под откос истории.
— А как же безработные бомжи? — подкинул каверзный вопрос доктор.
— Судить за тунеядство, отправлять в ЛТП и спаивать. Принудительно.
— Это непосильная статья для бюджета.
— Пусть сами гонят!
— У вас на всё есть готовый ответ! Это подозрительно. Очень и очень подозрительно. Что вы думаете о радикальном феминизме?
— У меня нет ответа.
— Вот как? Интересно! Вы что-то имеете против радикальных феминисток?
— Кто это, доктор?
— Те, кто защищают право женщины ею не быть.
— А женщины — это кто?
— Не прикидывайтесь дурачком, пациент! С женщинами у вас беспорядочный секс, вы сами об этом говорили!
— Доктор, — Иванов с укоризной посмотрел на дежурного врача. — Секс на то и беспорядочный, чтобы не разбирать, с кем он. Иначе это уже порядочный секс, а в наше время -это более, чем вызывающе.
Врач уважительно покачал головой, оценивая ответ.
— Это надо записать! — сказал он.
Через минуту дежурный вернулся к своим профессиональным обязанностям:
— Другого, Иванов, вы бы уже убедили, но я ещё и не таких симулянтов на своём веку встречал!

Доктор резко наклонился к Иванову и почти прижался носом к его носу.
— Последний тест. Пройдете — и можете катиться со своей явно нечистой совестью домой. Что люди хранят в погребе?
Глаза Иванова забегали из стороны в сторону.
— Что хотят, то и хранят, — попытался вывернуться он.
— Например? — зловеще выпятил челюсть доктор.
— Да всё что угодно, боже ж ты мой! Капусту, лыжи, варенье, сапоги, старые порножурналы.
— Что люди хранят в погребе? Быстро!
— Я…я… я не знаю, — затравленно пролепетал Иванов…

Доктор выпрямился и удовлетворённо потянулся. Затем залез на широкий подоконник и с удовольствием распахнул халат.
— Нас не проведёшь! — умиротворенно сказал он. — А ведь вы почти выскользнули на волю, пациент. Варенье вспомнили…Бабушек сегодня люди в погребе хранят, не знали?!
Глаза Иванова сделались большими и круглыми.
— Бабушек? — громким шепотом переспросил он.
— Да! — подтвердил доктор, слезая с подоконника и протирая полою халата очки. На мгновение он показался пациенту совершенно нормальным — грустным, усталым и немолодым. — Надувных резиновых бабушек. Закроются, чтоб никто не видел, накачают насосом бабушку, посадят среди банок с вареньем и воображают себя детьми, а мир прежним.

Врач невесело посмотрел на Иванова и сочувственно произнёс: — В палату, пациент, в палату! Там вам самое место!

  • http://vk.com/id162141909 Владимир Волгин

    аффтар жжот, пешы ысчо.