Эффект Даннинга-Крюгера

Корпоратив приближается к кульминации. Из-за стола встает Марья Ивановна, главный бухгалтер:

— Друзья! Я недавно написала стихотворение…

Звучат неуклюжие строчки. Сотрудники краснеют и смотрят в сторону. В этот миг хочется убежать, спрятаться или хотя бы провалиться сквозь землю. Когда «минутка поэзии» заканчивается, все с облегчением аплодируют.

Марья Ивановна отличный бухгалтер, но она ни рожна не смыслит в поэзии. Парадокс в том, что сама она вряд ли сможет понять всю степень своей бездарности. Почему? Давайте разберемся.

Даннинг, Крюгер и Шнобелевская премия

В 1995 году американец Макартур Уиллер совершил предерзкое ограбление сразу двух банков. Он даже не пытался спрятать свое лицо, а потому во всей красе был запечатлен камерами наблюдения. Грабителя показали в вечерних новостях, и уже через час его задержала полиция.

Когда за Уиллером пришли, он изумился:

— Но я же намазал лицо лимонным соком!

Незадачливый преступник искренне верил, что такая нехитрая манипуляция сделает его невидимым для видеокамер.

Этот курьезный случай вдохновил психологов Джастина Крюгера и Дэвида Даннинга на серию экспериментов. Ученые решили проверить свою гипотезу, которая гласила:

Некомпетентные люди не могут осознать свою некомпетентность, поскольку недостаточно компетентны для этого.

Свои опыты психологи традиционно решили поставить на голодных американских студентах. И вот что получилось:

Эксперимент №1. Сперва студентов попросили оценить свое чувство юмора. Затем им раздали по 30 шуток и предложили поставить им оценку по 11-бальной шкале (1 балл – совсем не смешно, 11 баллов – очень смешно). Для контроля психологи использовали оценки этих шуток известными комиками.

Выяснилось, что студенты, которые гордились своим чувством юмора, плохо отличали смешные шутки от несмешных. А те, у кого действительно было чувство юмора, свою самооценку занизили.

Эксперимент №2. Студентов усадили решать логические задачи. На этот раз их попросили не только оценить свои способности, но сравнить себя с однокурсниками. Также студенты должны были предсказать, насколько хорошо они справятся с заданием.

Результат оказался все тем же: способные студенты проявили скромность, а неспособные поставили себе высокие баллы.

Эксперимент №3. Следующим был тест по английской грамматике. Эксперимент проходил так же, как и предыдущий, но с одним отличием: после теста студентам показали решения других участников и попросили поставить им оценку. Затем предложили еще раз оценить свои способности.

И тут выяснилось что:

«Отличники» после знакомства с чужими работами повысили свою самооценку. А вот самооценка двоечников не изменилась и по-прежнему оставалась высокой.

«Отличники» давали чужим работам более точную оценку, чем «двоечники».

Эксперимент №4. Дальше шли уэйсоновские задачи выбора. Например, студентам показывали четыре карточки:


На одной стороне карточек всегда были напечатаны буквы, а на другой – цифры. Участникам сообщили правило: «Если с одной стороны карточки гласная буква, то с другой — четное число». Затем спросили: какие карточки нужно перевернуть, чтобы узнать, соблюдается ли это правило?

(Попробуйте решить эту задачу самостоятельно).

Нужно перевернуть карточки А и 7

Когда студенты ответили, их снова попросили оценить свои способности. И результат, разумеется, был таким же, как и раньше.

После этого психологи разделили испытуемых на две группы. Первую группу усадили решать тест, который с задачей был никак не связан. А для второй группы ученые провели мини-курс по формальной логике. В результате у студентов из второй группы оценка своих способностей стала более точной.

Итак, что же выяснили психологи в результате этих экспериментов?

  • Некомпетентные люди не могут правильно оценить свою компетентность (что и требовалось доказать).
    Некомпетентные люди не могут правильно оценить компетентность других.
    Если компетентность человека повысилась, то и его самооценка становится более объективной.

Так было открыто новое когнитивное искажение, которое назвали «эффектом Даннинга-Крюгера».

Впрочем, вряд ли психологи смогли бы «удивить этой хохмой Одессу». Еще за 2,5 тысячи лет до этих экспериментов Лао-Цзы изрек свой знаменитый афоризм:

Говорящий не знает, знающий не говорит.

А вот что писал Чарльз Дарвин в XIX веке:

Невежество чаще рождает уверенность, нежели знание.

Очевидно, научное сообщество придерживалась такого же мнения. В 2000 году Даннинг и Крюгер получили за свое открытие Шнобелевскую премию, которую вручают за самые сомнительные научные достижения. Например, вместе с американскими психологами награду получили:

Физик Андрей Гейм, за левитацию лягушек с помощью магнита.
Нидерландские медики, за томографию гениталий во время полового акта.
Программист Крис Нисвандер, за программу, определяющую, когда по клавиатуре ходит кошка.

Но это вовсе не значит, что открытие психологов было бесполезным. Во-первых, Даннинг и Крюгер научно доказали то, о чем всегда догадывались мыслители прошлого. Во-вторых, они снова привлекли внимание к такому неисчерпаемому явлению, как человеческая глупость.

Где проявляется эффект Даннинга-Крюгера

Эффект Даннинга-Крюгера наиболее заметен у людей публичных. К ним относятся звезды кино и телевидения, политики и деятели искусства, интернет-блогеры и крупные бизнесмены. Одним словом, это все те, кто не боятся вываливать свой «богатый внутренний мир» на всеобщее обозрение.

При этом именно глупые поступки и высказывания публичных людей привлекают наибольшее внимание. Что неудивительно: созерцание чужой глупости всегда было одним из самых популярных развлечений человечества.

Менее заметное, но более глобальное проявление эффекта Даннинга-Крюгера – это графомания. В настоящий момент только на сайте Стихи.ру зарегистрировано свыше 760 тысяч авторов, что примерно соответствует населению Бутана. Но если мы наугад откроем какое-нибудь стихотворение из ленты произведений, то с вероятностью 90% наткнемся на очередную Марью Ивановну из нашего примера.

Графоманы искренне верят в свой талант. Они мечтают о славе Пушкина и Льва Толстого, но даже не догадываются, что и поэзии, и писательскому мастерству нужно учиться годами.

Эпоха высоких технологий породила новый аналог графомании – цифровую фотографию. Сюжет? Композиция? Забудьте об этом! Чтобы почувствовать себя профессионалом, сегодня достаточно обзавестись зеркальным фотоаппаратом и научиться применять несколько винтажных эффектов. Наступил «золотой век» криворуких коллажей и заваленных горизонтов. И, судя по всему, закончится он еще очень не скоро.

Самое неприятное, что эффектом Даннинга-Крюгера нередко заболевают даже весьма умные люди. Для этого им достаточно забраться в те области, в которых они некомпетентны. И в результате:

Ученый-математик выпускает бредовые книги по истории.
Специалист по морфологии мозга пишет сомнительные трактаты о происхождении человека.
Инженер-металлург берется разоблачать американскую лунную программу.
Доктор филологических наук учит людей, как стать здоровыми.

И этот список, к сожалению, можно продолжать еще очень долго.

Что же делать?

Эффект Даннинга-Крюгера выглядит забавным, но ровно до того момента, пока мы не сталкиваемся с ним лично. И когда наши знания и опыт разбиваются об стену чужого невежества, это может надолго вывести из равновесия.

Я не знаю, как поступать в таких случаях «по науке», но могу рассказать о своем алгоритме действий. Столкнувшись с эффектом Даннинга-Крюгера, я обычно задаю себе пять вопросов:

1. А дело точно не во мне? Действительно ли мой начальник «безмозглый самодур», или это я чего-то в этой жизни не понял? Это мой собеседник невежда, или это я не знаю каких-то важных нюансов?

Стоит помнить, что эффект Даннинга-Крюгера работает в обе стороны. И если мы возмущаемся чужой некомпетентностью, это также может означать, что некомпетентны мы сами.

2. Достоин ли мой оппонент сочувствия? Иногда борьба за истину делает нас излишне жестокими. Но очень часто чужая глупость или бездарность не столько порок, сколько болезнь.

Мы не ругаем детей за неуклюжие рисунки и глупые суждения. Почему же тогда мы так агрессивно реагируем на тех, чей ум или талант навсегда остались в детском возрасте?

3. Можно ли уклониться от спора? Спор можно выиграть лишь тогда, когда речь идет о легко проверяемых фактах. Например:

— Где родился Юрий Гагарин?
— Кто сказал «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя»?
— Сколько лет было Александру Македонскому, когда он умер?

В остальных же случаях это будет спор о вкусах и бесконечное переливание из пустого в порожнее. Моя прабабушка говорила: «Кто спорит, тот г…а не стоит». Мудрая была женщина.

4. Не нужно ли высказаться для зрителей? Например, если наш оппонент в интернете несет убедительную ахинею, то иногда все-таки стоит написать обстоятельный и корректный ответ. Но не для него (его мы вряд ли убедим), а для тех, кто следит за нашей полемикой. Возможно, что для них эти аргументы и станут решающими.

5. Можно ли определить истинные мотивы оппонента? Даже у самого иррационального и глупого поведения человека есть вполне понятные причины. И если мы сможем их выяснить, нам будет легче изменить ситуацию и избежать ненужных конфликтов.

Предположим, начальник просит нас залезть на корпоративный сайт и поставить на фон уродливую иллюстрацию. На самом деле ему плевать на эту картинку: он боится, что сайт с белым фоном будет похож на сайты конкурентов. Но чтобы это выяснить и предложить более разумное решение, потребуется задать начальнику правильные вопросы, а не затевать с ним бесполезный спор.

Самое главное при общении с некомпетентными людьми — не поддаваться эмоциям. Сохраняйте самообладание, и да пребудет с вами Сила!

Источники:

(англ) https://nypost.com/2010/05/23/why-losers-have-delusions-of-grandeur/

http://псикомпас.рф/статьи/Эффект_Даннинга-Крюгера/

Александр Соколов «Ученые скрывают? Мифы XXI века» — Альпина нон-фикшн, 2017 год