Голодовка рантье

С чего это презренный люд совсем не уважает заслуженных рантье, живущих за счет нетрудовой деятельности?

Да, именно за это и не уважают. Но, возможно, после истории, которую я сейчас поведаю, многие проникнутся к этим добропорядочным господам.

Итак, некоторое время назад гражданин лэндлорд из Квинса по имени Сэм Эспосито начал бессрочную голодовку.

Живет на одной воде и кофе. И да, как ни работал, так и сидит не работает, но на улице. Совсем очумел от жары и исхудал по его собственным подсчетам на целых 5 кило. Похоже, бегает и взвешивается то и дело для того, чтобы занять себя чем-нибудь во время этого важного мероприятия. А все потому, что синьор Эспосито выражает протест против одного в крайней степени вопиющего безобразия.

Дело в том, что в парке, аккурат в районе, где у нашего рантье есть недвижимость на 27 жильцов, администрация города решила построить нечто невообразимо чудовищное.

Месье Эспасито пришлось использовать четыре личных авто, нажитых непосильной рентой для того, чтобы расставить их в зоне строительства для донесения простого послания: “ голодная забастовка”!

Жуть, что же теперь станет с его недвижимостью? Ведь такой важный человек на забастовке сидит. А также с 27 подлецами-жильцами, за которых он так хлопочет? А он именно за жильцов хлопочет, кстати. Ибо переживает за безопасность последних. Так сильно, что кушать не может.

А еще наш рантье попросил своих друзей и подружек, пиявок да лягушек, принести стол, чтобы собирать подписи для петиции. Одна из пиявок, сенатор Джозеф Аддаббо, всецело поддержал лэндлорда в этом предприятии: “Совершенно неприемлемо то, что этот гражданин пытается привлечь внимание к данной проблеме подобным образом.”

Совсем исхудал, что делать? Его, может быть даже наградят после. Посмертно. Но ведь будет поздно. Что имеем — не храним.

Так что же, черт побери, строит эта подлая администрация?

Приют для бездомных. Ага. Взяли здание старой лютеранской школы и решили обновить его для того, чтобы те, у кого нет крова над головой, смогли там ютиться. К тому же, это не все. Особая наглость состоит в том, что это больные люди. Умственно неполноценные. Не буйные. Просто сирые, как любят выражаться добропорядочные граждане. Целых 113 человек.

Мама дорогая, а почему вообще столько больных людей в одном городе не имеют даже угла? Фи, разве сэру Эспосито есть до этого дело? Главное, чтобы духу их не было рядом с его недвижимостью. Даже за версту. За это и голодает. За светлые идеи. Хоть иконы с него пиши.

Он, вероятно, волнуется, что потенциальные квартиранты, узнав о подобном соседстве потребуют скидок, но, будучи человеком весьма скромным, не говорит об этом вслух. А еще он даже предложил сделку: пусть, дескать, пришлют прорву женщин вместо психических. Даже пусть, черт с ними, с детьми. Но администрация ни в какую не идет на уступки. Форменные ироды— совсем решили порядочного человека со света сжить.

К слову, пока никто не подписался под петицией гражданина сеньора. Проходящая мимо женщина отмахнулась и сказала: “А что дурного в приюте для бездомных?” Неотесанная гражданка, сразу видно.

 

P.S.

“Моя тетя позвонила мне и стала плакать. Я спросила, в чем дело. Она сказала: ‘Бог добр ко мне, — и продолжала повторять, — Бог так добр ко мне.’ Она плакала сильнее, поэтому я опять спросила, в чем собственно дело, и она продолжила: ‘Ты же знаешь, что я задолжала хозяйке, у которой снимаю квартиру, целых $5600 за аренду?’ Я отвечаю: ‘Ну?’ А она мне говорит: ‘Она только что умерла. Слава Богу.'»