“Ах, сколько нам открытий чудных…”

Случайно увидела подборку, в которой описаны некоторые современные научные исследования и теперь не могу избавиться от впечатлений и образов в голове, поэтому спешу поделиться. Но будьте готовы ко всему: от первого задокументированного случая проявления некрофильных наклонностей у селезня гомосексуальной ориентации до клинического анализа, позволяющего определить у человека воспаление аппендикса по дороге в больницу на основании реакции пациента при движении на участке, где имеются “лежачие полицейские”.

Начну с важного научного открытия, для которого некий мужественный исследователь Майкл Смит подверг себя добровольным укусам пчел в разные части тела—в том числе и некоторые интимные—с целью установить, какой из укусов окажется больнее. Исследование было опубликовано в журнале “PeerJ”.1

Кто бы подумал, но все укусы оказались болезненными. Исследователь оценивал боль по шкале от 1 до 10, начиная с менее болезненного до самого неприятного. В результате, ученому удалось установить, что самые безболезненные укусы приходятся на голову, среднюю часть пальцев на ноге и предплечье. А самые жестокие на ноздри, верхнюю губу и, миль пардон, итимный орган.

Не знаю кто как, а я даже не могу предположить, каким образом исследователь предлагал все свои части тела несчастным пчелам. Однако та, что позарилась на последнее, умерла озадаченной. Ибо зачем? Скажите на милость, как можно быть укушенным пчелой в причинное место, если обычно люди носят, по крайней мере, нижнее белье, когда направляются в места, где летают пчелы.

Но даже если пчела каким-то образом добралась до заветного органа, то как это открытие может помочь в аналогичных случаях? Неужели с пчелой можно договориться о том, чтобы она вместо уксуса в орган полетела бы и ужалила вас в голову? Вообще-то ее вряд ли прельстит подобное предложение из-за твердости головы. Особенно у тех, кто разговаривает с пчелами.

Ну и нужно , конечно, постараться, чтобы быть укушенным в ноздрю или верхнюю губу. Пожалуй, если только намеренно совать голову в улей. В таком случае болезненный укус—это весьма незначительная проблема по сравнению с возможным наличием психического расстройства. Но в целом, конечно, ценное исследование. Схема укусов прилагается.

Следующее исследование— обещанной диагностики острого аппендицита с помощью “лежачего полицейского”. Оказывается, пациенты по пути в больницу испытывают повышенную чувствительность в области аппендицита, если действительно имеется острое воспаление в этой части тела. Таким образом, по прибытии в медучреждение можно с некоторой долей уверенности судить о правильности диагноза.2

Вместо того, чтобы разработать необходимое оборудование для диагностики. Зачем? Для того чтобы накопить миллиарды, совсем не обязательно что-то разрабатывать. Достаточно продавать какой-нибудь старый добрый опиоид, как предприниматели ниже.


“Семья Сэклеров сколотила состояние в 14 млрд, продавая Oxycontin, препарат, убивающий больше людей, чем героин и кокаин вместе взятые. Они в буквальном смысле убивают больше людей, чем наркокартели, и их лекарство одобрено Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.”

Кстати, в 2016 году в США от передозировки лекарственных препаратов погибли 63 632 человека. Из них ⅔ от опиоидов, принимаемых по предписанию врача.3

А один из самый крупных в мире инвестиционных банков и финансовых конгломератов “Goldman Sachs” задались и вовсе фундаментальным вопросом:


“Голдман Сакс” в своем исследовательском докладе поднимает следующий вопрос: “Является ли излечение пациентов эффективной бизнес-моделью?”4

Дескать, в долгосрочной перспективе медицинские разработки, особенно в области биотехники, могут быть вредными для бизнеса. Разумеется, если излечивать пациентов, а не просто слегка облегчать их страдания, то кто станет платить? В общем, весьма разумно с точки зрения бизнеса.

Поэтому исследования с “лежачим полицейским” весьма актуальны. Вполне возможно, что в недалеком будущем придется вернуться к старой проверенной временем медицинской астрологии и диагностировать болезни согласно гороскопу.

Вот это, я понимаю, эффективная бизнес-модель. “Голдман Сакс” наверняка одобрит.

Следующее исследование касается архиважной проблемы расплескивания кофе при ходьбе. На него было потрачено $170 тыс из бюджета Пентагона.5 Исследователи из Университета Калифорнии потратили эту сумму, чтобы установить, что кофе расплескивается, потому что человеческий субъект двигается, а кофе, будучи жидкостью, тоже не статично. Естественно, данное заключение подкреплено схемами.6

Увы, исследователи в данном случае даже не предложили никакого решения этой глобальной загвоздки. А между тем, кофе очень важно для всех, кто мечтает стать успешным, поскольку помогает работать по 100 часов в неделю, как завещали наши великие корифеи капитализма и объекты для подражания и поклонения.

По счастью, другие исследователи из Китая и Таиланда позаботились об этом и предложили кое-какие интересные решения. Например, можно налить кофе в фужер.7

Хм..в таком случае в фужер лучше налить что-то более пригодное для фужера, потому что в любом случае никто не поверит в то, что там кофе. Вообще, насколько я понимаю, обычно делают наоборот.

Приходят на работу, как ни в чем не бывало, с сумочкой, и готовы трудиться хоть двести часов, честное слово.

Ну и наконец, обещанное открытие, случайно сделанное орнитологом Киисом Моликером. Однажды, работая в Роттердамском Национальном музее истории, орнитолог стал свидетелем того, что случайно проходивший селезень, увидев другого селезня, который погиб незадолго до этого, внезапно вступил в акт спаривания с последним. Ученый наблюдал сие действо в течение 75 минут, при этом задокументировал все свои наблюдения и даже сделал фото.8 Не смотря на то, что это первый зафиксированный акт подобного увлечения среди селезней, каждый десятый из них является гомосексуалистом, при этом утки довольно часто участвуют в насильственных актах.8 Но не с мертвыми партнерами.

В общем, еще раз не могу не восхититься: “Ах, сколько нам открытий чудных готовит буржуазные век.” Так что, если какой-то пес говорил, что капиталистическая система в последней стадии развития не способствует инновациям, то сейчас он может убедиться в обратном и пойти задуматься: “А что сделал ты?”