Развал армии в 1917 г. Фактор 4 — чистка генералитета в апреле-мае 1917

К уже рассмотренным трём факторам, послужившим развалу русской армии, добавим четвёртый: чистка офицерского корпуса русской армии, инициированная военным министром Временного правительства А. Гучковым – одним из лидеров октябристов, антибольшевиком, весьма влиятельным человеком в либеральных политических и буржуазных кругах. Последовательным антибольшевиком. Для тех, кто в этом смысле не применёт плюнуть в сторону болшевиков – это настоящая бомба.

Приступим.

Воюющая уже три года армия – единый организм. Организм, терпящий потери от действий противника и восстанавливающийся, но должный быть живым. Единым целым. В армии, которая имеет целью победу. Временной правительство провозгласило «войну до победного конца». Но его действия выглядят так, что будто война вообще вне актуальной повестки дня: мировая война и Россия словно разведены во времени и пространстве, как в компьютерной игре, когда можно нажать на паузу или вообще переиграть сценарий.

Что же происходит весной 1917 года ? Плюс к уже рассмотренными нами Приказу №1 Петросовета, подтвердженому чуть позже Временным правительством, к фактической демобилизации армии, власть прибавляет масштабную чистку в офицерском корпусе.

Вот что об этой инновации пишет генерал А.И. Деникин:

«Военные реформы начались с увольнения огромного числа командующих генералов — операция, получившая в военной среде трагишутливое название «избиения младенцев». Началось с разговора военного министра Гучкова и дежурного генерала Ставки Кондзеровского. По желанию Гучкова, Кондзеровский, на основании имевшегося материала, составил список старших начальников с краткими аттестационными отметками. Этот список, дополненный потом многими графами различными лицами, пользовавшимися доверием Гучкова, и послужил основанием для «избиения». В течение нескольких недель было уволено в резерв до полутораста старших начальников, в том числе 70 начальников пехотных и кавалерийских дивизий.»

(Очерки русской смуты. гл. 18)

Как отмечает военный историк А.Г. Кавтарадзе:

«После Февральской революции офицерский корпус русской армии претерпел значительные изменения. Временное правительство уволило из армии сотни генералов, занимавших при самодержавии высшие строевые и административные должности (достаточно сказать, что были уволены 70 начальников дивизий, т. е. 25% от их общего числа). Многие генералы, отрицательно относившиеся к проводимым в армии реформам и выслужившие право на пенсию, уходили из армии сами»

(Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг.)

Чистки проводились в основном в марте – апреле 1917 года под предлогом омоложения командного состава и удаления некомпетентных начальников. Эта акция также являлась формой популистского заигрывания с солдатскими массами. Со сменой главы военного министерства, несмотря на противоречия между Гучковым и его преемником А.Ф. Керенским, политика в отношении офицерства в целом осталась прежней и в целом сводилась к формуле «революция не знает врагов слева», по которой под подозрение автоматически попадал кадровый офицерский корпус. Немецкая фамилия генерала в этом отношении была настоящим жупелом, признаком явной реакционности и монархизма.

По разным подсчетам, к 10 августа 1917 года были сняты с должностей 140 генералов, в том числе двое верховных главнокомандующих (М.В. Алексеев и А.А. Брусилов), пятеро главнокомандующих армиями фронтов (В.И. Гурко, А.Е. Гутор, Н.В. Рузский, В.В. Сахаров, Н.Н. Юденич), семеро командующих армиями (Л.Н. Белькович, А.А. Веселовский, М.Ф. Квецинский, Н.М. Киселевский, Л.П. Леш, Р.Д. Радко-Дмитриев, Г.В. Ступин), шестеро главнокомандующих, командующих и главных начальников военных округов (Д.П. Зуев, А.З. Мышлаевский, П.А. Половцов, Е.А. Рауш фон Траубенберг, Н.А. Ходорович, М.И. Эбелов), 26 командиров корпусов, 56 начальников пехотных дивизий, 13 начальников кавалерийских и казачьих дивизий, инспектор артиллерии армии, 11 инспекторов артиллерии корпусов, 13 командиров артиллерийских бригад. Из названного количества 16 генералов были сняты с должностей по служебному несоответствию, 74 – по болезни, 33 – «по обстоятельствам настоящего времени». В общей сложности в разгар Первой мировой войны 1914–1918 годов из армии были уволены около 100 старших офицеров, включая 8 главнокомандующих фронтами и командующих армиями, 35 из 68 командиров корпусов, 75 из 240 начальников дивизий.

По свидетельству комиссара Временного правительства В.Б. Станкевича, «сознание непрочности своего положения после “чистки”, устроенной на фронте Гучковым, и при постоянных сменах наверху было духовной атмосферой генералитета и, конечно, очень вредно отражалось на деле, отнимало у них последние остатки мужества и энергии». В результате прежняя система назначений оказалась разрушена. На руководящие посты нередко стали попадать те, кто в соответствии с прежними правилами ни по своему опыту, ни по чинам не мог туда проникнуть, но отличался преданностью новым властям».
(А.В. Ганин. Как становятся антибольшевиками? генерал Е. К. Миллер и революционная армия в 1917 году. – со ссылкой на Кавтарадзе А.Г . Примечания // Деникин А.И. Очерки Русской Смуты: крушение власти и армии, февраль – сентябрь 1917 г. М., 1991. С. 505; Павлов Ю.А. Гучковская «чистка» армии (март – апрель 1917 г.) // Россия в войнах начала ХХ века. Екатеринбург, 2005. С. 215–228.; Станкевич В.Б. Воспоминания. 1914-1919 г. Берлин, 1920. С. 178. )

Как мы видим, деморализация командного состава армии шла – благодаря исключительно правительственным законодательным инициативам – и снизу и сверху.
Что это, как не прямое, намеренное разложение армии, которое задним числом пытаются «повесить» на большевиков?

О введении февралистами института комиссаров, размывающем власть в каждом отдельном подразделении – в следующем материале.

Предыдущие статьи:

Отречение;

Приказ №1;

Апрельская демобилизация.