Долгий путь к доступной среде. Часть 1- История вопроса

Развитие человечества — это не только научно-технический прогресс или изменение экономических отношений. Пока абак превращался в компьютер, а надсмотрщик с кнутом — в цивилизованного менеджера, полным ходом шла и эволюция общественного сознания, включающего в себя человеческую мораль.

В этой области за прошедшие века поменялось очень многое. Самураи больше не проверяют свои мечи на простолюдинах, европейские обыватели давно отвыкли от созерцания публичных казней, а районные чиновники не претендуют на право первой ночи.

Однако одним из самых значимых индикаторов развития общественного сознания является отношение к тем, кто в силу каких-либо причин оказался меньше других приспособлен к выживанию в этом мире. Речь, как вы поняли, пойдет об инвалидах.

В этой статье мы проследим, как менялось отношение к ним в разные эпохи, и попробуем разобраться, с чем были связаны эти изменения. Вполне возможно, что это поможет нам лучше понять те причины, которые и сегодня затрудняют интеграцию инвалидов в общество.

Каменный век

Жизнь первобытных людей представляла собой непрерывную борьбу за выживание. Каменные орудия труда, огонь и еще несколько примитивных технологий — вот и все, что наши предки могли противопоставить безжалостной природе. Неудивительно, что ожидаемая продолжительность жизни в то время составляла лишь около 20 лет.

Раньше считалось, что в таких условиях люди, у которых были серьезные проблемы со здоровьем, просто не имели шансов на выживание. Племена каменного века не производили избыточный продукт: им едва хватало даже того, что было. А значит, они вряд ли стали бы заботиться о тех, кто не способен добывать пищу самостоятельно.

Однако открытия последних десятилетий основательно пошатнули эту позицию. Например, очень интересная находка была сделана на первобытной стоянке Сунгирь во Владимирской области.

Во время раскопок ученые нашли здесь захоронение двух мальчиков 10 и 12 лет. В могильнике присутствовали украшения из мамонтовой кости, оружие и тысячи бусинок, которыми, судя по всему, была украшена одежда детей. Но самое важное выяснилось при обследовании самих останков.

У младшего ребенка кости оказались искривленными и очень коротким, хотя он, вероятнее всего, все-таки сохранял какую-то физическую активность. Что же касается старшего мальчика, то он, судя по состоянию скелета, был парализован. При этом его зубы были не изношены, а значит соплеменники кормили его какими-то мягкими продуктами.


Одно из захоронений на стоянке Сунгирь

Люди из Сунгиря жили более 30 тысяч лет назад и относились к племенам охотников и собирателей. Для выживания им требовалась мобильность, но при этом они упрямо носили с собой парализованного ребенка, продолжая заботиться о нем до самой его смерти.

И это не единственная подобная находка. По мнению ученых из Кембриджа, свидетельства гуманного отношения кроманьонцев к больным сородичам встречаются в каждом третьем погребении Верхнего палеолита.

Однако о больных соплеменниках заботились не только кроманьонцы. В 1957 году в пещере Шанидар (Иракский Курдистан) были найдены останки десяти неандертальцев. Больше всего археологов заинтересовал скелет «Шанидар-1», принадлежавший 45-летнему мужчине — настоящему долгожителю по меркам неандертальцев.

Оказалось, что у мужчины задолго до смерти была ампутирована рука. На второй руке сохранились следы многочисленных переломов, а на левой стопе — следы сильного артрита, из-за которого неандертальцу было трудно ходить. Кроме того, мужчина ничего не видел левым глазом, а в его слуховых каналах имелись экзостозы — костно-хрящевые образования, нередко приводящие к глухоте.


Обитатели Шанидара (музейная реконструкция)

Несмотря на такой букет заболеваний, мужчина прожил очень долгую по тем временам жизнь. По мнению антрополога Эрика Тринкауса, это было бы невозможно, если бы о нем не заботились соплеменники.

А в 2010 году в Испании было сделано еще одно открытие, которое на этот раз касалось гейдельбергских людей. Здесь были найдены останки мужчины снова примерно 45 лет.

Умершие в таком возрасте гейдельбергские люди до этого ученым не попадались. При исследовании пояснично-тазовых костей, ученые обнаружили у мужчины сильное искривление позвоночника, спондилолистез (смещение одного позвонка относительно другого) и болезнь Бострупа (сближение остистых отростков позвонков). Следовательно, этот человек мучился сильными болями в пояснице, ходил с большим трудом и не выжил бы без помощи посторонних.

Все это было крайне нерационально с точки зрения «эгоистичной природы». Но к этому времени люди уже перестали быть ее частью: они заменили закон взаимной борьбы взаимовыручкой, тем самым заложив основы современной нравственности.
Возможно, что у кого-то возник вопрос: почему же мы встречаем в Каменном веке столько примеров гуманного отношения к больным сородичам, а после возникновения цивилизации то и дело сталкиваемся с агрессией общества по отношению к инвалидам? Здесь есть два объяснения.

Во-первых, вполне вероятно, что мы имеем дело с классической ошибкой выживших. Ученые могут найти останки только тех первобытных инвалидов, за которыми ухаживали соплеменники. Если же этого не происходило, больные просто погибали, не оставив свидетельств подобной заботы.

А во-вторых, нельзя исключать возможности, что уже само появление классового общества и разделение людей на угнетателей и угнетенных негативно повлияло на уровень человеческой морали.


Античный мир

С появлением древних цивилизаций, наметились две прямо противоположных тенденции в отношении к инвалидам: негативная и гуманная. Несмотря на всю последующую тысячелетнюю историю, они, в том или ином виде, сохранились до наших дней.

К сожалению, преобладала в древнем мире все же негативная тенденция. На это было две причины.

Во-первых, под влиянием первых религий в обществе сформировалась «мистическая модель» отношения к инвалидам. Люди почти ничего не знали ни о человеческой физиологии, ни о болезнях, ни об их причинах. А потому любое отклонение от нормы они воспринимали как результат работы сверхъестественных сил: наказания богов или воздействия злых духов. Понятно, что такие объяснения вызывали у древних людей страх и неприязнь.

Во-вторых, повсеместное распространение рабства зачастую обесценивало человеческую жизнь, низводя невольника до уровня вещи или домашней скотины. А разумный и рациональный хозяин вряд ли будет возиться с рабочей лошадью, если она, например, не может ходить.

Этот же утилитарный взгляд на человека преобладал в системе «гражданин и государство». Вот, например, что писал Аристотель в своей «Политике»:

«Пусть в силе будет тот закон, что ни одного калеки-ребенка кормить не следует».

Однако здесь очень многое зависело и от «надстройки» — законов и системы ценностей, которая преобладала в том или ином государстве.

Например, в Спарте, с ее военно-казарменной моралью, идеалом был физически сильный, храбрый и выносливый воин. В этой системе ценностей не нашлось места инвалидам и, по законам Ликурга, младенцев «с изъянами» просто сбрасывали со склонов Тайгета.

К слову, спартанцы не были какими-то особыми садистами: точно так же в то время часто поступали и другие народы. Например, у древнегерманских племен была традиция умерщвлять или бросать в лесу болезненных детей. Более того, в Индии похожий обычай просуществовал до XIX века, а в «высокодуховном» Тибете — до середины XX века (пока его не заняли бездуховные китайские коммунисты, которые попутно еще и отменили рабство).

Ценности Рима недалеко ушли от ценностей Спарты. Идеалами римлян были мудрый старец, преданный государству, и все тот же брутальный воин. Цицерон, рассуждая об искусстве, говорил:

«Единственно достойный римлянина предмет устремлений — памятники воинской славы, единственные подлинно римские ценности — слава и честь».

В Риме царил культ здорового тела, а потому здесь негативно относились к тем, кто этим здоровым телом не обладал. Например, табличные законы Рима дозволяли отцу лишать жизни слепого ребенка, а слепых рабов гноили на самой тяжелой работе: заставляли крутить жернова, отправляли на галеры и т. д.
Философ Сенека, один из римских «идеологов», с гордостью писал:

«Мы убиваем уродов и топим тех детей, которые рождаются на свет хилыми и обезображенными, поступаем так не из-за гнева и досады, а руководствуясь правилами разума: отделять негодное от здорового».

А вот в древних Афинах (и в некоторых других греческих полисах) наблюдалась несколько иная картина.

Афины считались оплотом греческой демократии, и именно тут впервые появилось понятие «элефтерия» — свобода как отсутствие господства над человеком. Несмотря на рабовладение, Афины были в какой-то степени прообразом современных капиталистических государств, что не могло не сказаться и на общественном сознании.

Идеалом здесь был свободный и разносторонний человек, и даже среди афинской скульптуры преобладали изображения людей науки и искусства. Хотя телесное совершенство в Афинах тоже пользовалось почетом, отношение к физическим недостаткам было гораздо терпимее.

Более того, духовные силы или талант здесь нередко ценились выше внешнего облика, а иногда — и выше классовой принадлежности. Например, гениальный баснописец Эзоп был горбатым рабом, но его статуя стояла в Афинах рядом с группой знаменитых «семи мудрецов». А за право называться родиной слепого Гомера неистово спорили сразу семь греческих городов.

Увы, но Афины и другие демократические полисы Греции были в древнем мире скорее исключением, чем правилом.


Средние века

Средние века характеризуются расцветом феодализма и мировых религий, таких как христианство, буддизм и ислам. Оба эти фактора совершили переворот в общественном сознании, повлияв и на отношение к инвалидам.

Однако тут нужно сделать одно замечание. Некоторые сегодня пытаются преподнести религию, как главный (а иногда и единственный) источник гуманизма. Мол, раньше мир был языческим и жестоким, и лишь с появлением мировых религий люди стали добрее и научились заботиться о слабых. Но так ли это?

Во-первых, мораль, как мы убедились, существовала даже в каменном веке, а ее зачатки можно встретить и у животных. Во-вторых, с расцветом мировых религий мир намного добрее не стал: о жестоких нравах средневековья, я думаю, сегодня наслышаны многие (а несколько примеров мы разберем ниже).

В-третьих, если говорить именно об отношении к инвалидам, то здесь все зависело от того, как та или иная религия трактовала физические недостатки.

Скажем, буддизм и подобные ему восточные культы объясняли их «кармой», то есть воздаянием за грехи в этой и прошлой жизни. Ну а раз так, то человек сам виноват в своих несчастьях. Например, когда в Индии собрались открыть первую школу для незрячих, это вызвало нешуточный протест со стороны общества.

И все это можно сравнить, допустим, с исламскими странами, где слепые дервиши, хорошо знавшие Коран, пользовались огромным почетом. Исламский университет Аль-Азхар, открытый в X веке, даже включал специальную программу для незрячих, рассчитанную на 12 лет обучения.

Что же касается христианства, то оно объясняло страдания как промысел Божий (а иногда — даже как награду), а потому не допускало физического насилия над инвалидами и требовало гуманного к ним отношения.

Впрочем, христианские догматы о милосердии были, скорее всего, лишь отражением более глубоких процессов, которые уже происходили в обществе. Например, Кропоткин в своей «Этике» объясняет христианскую мораль как протест угнетенных классов против Римской империи, «где роскошь высших классов строилась на рабском труде покоренных народов, и где разврат высших, правящих классов доходил до крайних пределов». Иными словами, новые мировые религии и их мораль служили своеобразным идеологическим «тараном», ломавшим отживший рабовладельческий строй.

В Средние века церковь становится главным источником помощи нуждающимся. Уже в IV веке в Византии при монастырях стали открываться первые приюты для инвалидов, а в VII веке таковые появились и на территории бывшей Западной Римской империи. Все это происходило без вмешательства государства и держалось на энтузиазме отдельных церковных подвижников.


Доменико ди Бартоло. «Уход за больными», фреска, 1442 г.

Но опять же: все было не так красиво и безоблачно, как об этом часто рассказывают сами христиане. В обществе по-прежнему господствовала все та же «мистическая модель» отношения к инвалидам, и проповеди о милосердии воспринимались далеко не всеми. Церковная же благотворительность нередко уживалась с дикими предубеждениями и суевериями.

Это касалось и государственных законов. Европейское законодательство было полноправным наследником Римского, а потому не признавало инвалидов дееспособными и отказывало им в гражданских правах. Причем светские и церковные законы были здесь абсолютно единодушны: удел инвалидов — просить милостыню, которая для остальных людей является благим деянием.

Доходило и до откровенных издевательств. В Средние века одним из самых популярных развлечений стало глумление над людьми с физическими или психическими заболеваниями. Можно, например, вспомнить шутов, которых ради развлечения держали у себя при дворе знатные особы.

И это отнюдь не самое отвратительное явление той эпохи. В хрониках Аугсбурга за 1510 год описывается одна популярная в те годы забава: слепых облачали в ржавые латы, вооружали палками и заставляли «сражаться» со свиньями. Часто слепые калечили и убивали друг друга, что весьма веселило зрителей.

Впрочем, несмотря на всю эту дикость, в европейских странах постепенно создавалась целая структура призрения: открывались приюты, убежища, лепрозории и т. д. Некоторые из подобных заведений уже были светскими. Например, в 1198 году в Баварии и в 1225 году во Франции появились государственные приюты для ослепших воинов.

Да, отношение общества к инвалидам все-таки менялось в лучшую сторону. Однако происходили эти изменения крайне медленно и трудно, поскольку в Средние века само общество находилось во власти предрассудков и суеверий.

 

Новое время

Переход к капитализму требовал новых ценностей и новой морали. Уже в эпоху Возрождения и Реформации (появления протестантизма) взгляды общества на благотворительность начали меняться. Впервые возникло понимание, что милостыни и приютов недостаточно: нужно еще и помогать инвалидам с социализацией.

Вскоре были сделаны первые попытки обучения детей с сенсорными нарушениями (пока это касалось лишь отпрысков из знатных семейств). В 1578 году в Испании началось индивидуальное обучение глухих детей, а в 1670 году во Франции появилась первая школа для незрячих. Результаты работы этих заведений были отнюдь не блестящими, но человечество осознало, что такое обучение вообще возможно, и начало накапливать опыт.

По мере своего становления, капитализм разрушал религиозные и сословные предрассудки. И если в Средние века европейская благотворительность держалась лишь на церкви и отдельных ее представителях, то к концу XVIII века она приобрела светский характер и получила повсеместное распространение.

Важную роль в эволюции гуманизма сыграла череда буржуазных революций, а также идеи Руссо, Вольтера, Дидро и других просветителей. В 1789 году, после Французской революции, была принята «Декларация прав человека и гражданина», в которой было сказано:

«Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах».

Это положение распространялось и на инвалидов. При этом мыслители часто пытались обосновать помощь им с практической точки зрения. Например, то же специальное образование, по их мнению, позволило бы детям с физическими нарушениями стать активными членами общества, что, в свою очередь, послужило бы всеобщему благу.

На смену «мистической модели» отношения к инвалидам пришла «медицинская модель». Отныне физические недостатки трактовались не как воздействие сверхъестественных сил, а как обычные заболевания. И даже если эти заболевания не подлежали лечению, теперь их пытались хотя бы скорректировать, чтобы хоть немного интегрировать инвалидов в общество. Такой подход повлек за собой изменения в области здравоохранения и социальной защиты, к распространению специального обучения и трудовой реабилитации.

В XVIII-XX веках идея о возможности социализации инвалидов постепенно сменилась положением об их безусловном праве на социализацию. В связи с этим во многих странах были приняты законы о введении специального обучения. В 1817 год в Дании вышел акт об обязательном обучении глухих. В 1873 году в Саксонии появился закон об обучении слепых, глухих и умственно отсталых. А уже к концу 19 — началу 20 века аналогичные законы приняли Швеция, Англия, Франция, Италия и другие европейские государства.


Подаяние инвалиду Первой Мировой войны. Берлин. Середина 1920‑х годов

Окончательному закреплению «медицинской модели» в Европе способствовали две мировых войны, оставившими после себя множество изувеченных солдат, а также стремительная индустриализация, которая неизбежно сопровождалась производственными травмами. В большинстве стран мира «медицинская модель» остается преобладающей и в наше время.

В следующий раз мы рассмотрим мы поговорим о том, как к инвалидам относились в России и СССР, и в какую сторону развиваются отношения к людям с ограниченными возможностями здоровья сегодня.