Инферно

Накануне коронации молодому королю приснился необычный сон. Он увидел нищих и голодных детей, которые ткали королевское одеяние для предстоящих торжеств. Затем увидел, как гибнут ныряльщики, добывая на морском дне жемчужины для его скипетра. Увидел, как умирают от тропической лихорадки невольники, разыскивая для его короны рубины.

На следующий день король пришел на коронацию в нищенском рубище: он больше не хотел прикасаться к вещам, добытым такой страшной ценой.

В отличие от короля из этой сказки Оскара Уайльда, наш современник редко думает о цене. Пользуясь центральным отоплением, он не вспоминает о тех, кто для этого ежедневно дышит угольной пылью или прокладывает трубы через вечную мерзлоту. Покупая элитные сигареты, он ничего не знает о детях, работающих на табачных плантациях Индонезии. Он не задумывается о том, что у продавца к концу рабочего дня могут болеть ноги, и сколько человек сегодня уже сорвали зло на девушке из службы поддержки мобильного оператора.

Увы, но наша цивилизация построена на страданиях — иногда явных, а иногда и скрыто клокочущих в ее глубинах. Сегодня мы попробуем разобраться, что является причиной страданий в современном обществе, и какую роль в этом играет рыночная экономика.

Что такое теория инферно?

О причинах страданий живых существ люди размышляли еще в глубокой древности. Эта тема всегда занимала одно из важнейших мест и в культуре, и в философии, и в религии (а особенно — в буддизме). Однако в XX веке, благодаря советскому писателю и ученому Ивану Ефремову, у людей появилась возможность взглянуть на нее с точки зрения современной науки.
В 1970 году в СССР впервые был опубликован его философский роман «Час быка», в котором писатель изложил свои взгляды на проблемы человечества.

“Час быка” — самое первое издание

Книга получилась острой и неоднозначной. Достаточно сказать, что в ней Ефремов критикует не только капитализм (что было вполне понятно и ожидаемо), но и указывает на недостатки современных ему социалистических систем. Из-за этого роман вскоре попал под цензуру и в нашей стране долгое время, к сожалению, не переиздавался.

Одной из ключевых идей книги стала так называемая теория инферно, которая хорошо объясняла процессы, происходящие как в природе, так и в человеческом обществе.

По мнению Ефремова, корнем всех проблем является развитие, построенное на случайных изменениях с последующим отбором лучших и отбраковкой худших результатов. Например, по такому принципу происходит биологическая эволюция, в основе которой лежат случайные изменения (мутации) и естественный отбор.

Как это работает и почему это плохо? Воспользуемся любимой аналогией креационистов и представим, что мы решили собрать табуретку. Но вместо того, чтобы обдумать требуемый результат и запланировать работу, мы начали применять эволюционные методы. То есть, мы сколотили как попало сразу 1000 табуреток, выбрали из них только одну, самую лучшую, а все остальные выбросили за ненадобностью.

Глупо? Нерационально? Но именно так все и происходит в природе. Из множества случайных мутаций эволюция отбирает лишь самые удачные варианты, а животные с неудачным генетическим набором, рано или поздно, просто уничтожаются.

Инферно — это страдания, порожденные таким способом развития. Само слово «инферно» у древних римлян означало «ад», что очень точно отражает суть этого явления.

Вот несколько примеров инферно из разных эпох:

Пример 1. С появлением на Земле кислородной атмосферы, бактериям-археям пришлось спешно приспосабливаться к новым условиям, поскольку кислород был для них ядовит.

По одной из гипотез, некоторые археи в процессе эволюции превратились в клеточные ядра. Сегодня они защищают наши ДНК от случайных изменений, и при этом сами надежно защищены от взаимодействия с опасной для них атмосферой.

Другие археи со временем тоже сумели найти такие экологические ниши, где у них нет контакта с кислородом. Однако несчетное количество архей и им подобных бактерий просто погибло, став жертвой естественного отбора. Им не повезло: они так и не сумели приспособиться к смертельному для них газу.

Пример 2. Эволюционное дерево человека насчитывает множество тупиковых ветвей, начиная с массивных австралопитеков и заканчивая неандертальцами. Это были отнюдь не бессловесные животные, а полуразумные и даже разумные существа. Но все они были уничтожены естественным отбором во имя процветания победителей — кроманьонцев, то есть современных людей.

Пример 3. Инферно возникает и в результате социокультурной эволюции. Например, на заре человеческой истории некоторые племена научились вместо примитивных каменных скребков делать полноценные каменные орудия — копья и топоры.

Это хорошо? Для изобретательных племен — безусловно. Но остальные племена, которые не овладели этой технологией, со временем были вытеснены победителями на «голодные земли» или просто истреблены.

Подобные примеры можно приводить бесконечно. В природе каждое эволюционное изменение и каждый переход на новую ступень сопровождается выбросом инферно. Иногда инферно охватывает всю планету: вспомним, например, массовые вымирания, которые неоднократно случались в истории Земли.

Иными словами, страдания — это плата проигравших за поражение в эволюционной гонке.

Но это еще не все. Легко заметить, что чем более развито существо (с человеческой точки зрения), тем больше инферно оно получает. Ведь успешное выживание в этом мире требует развитых чувств, позволяющих более точно реагировать на изменения окружающей среды.

Однако развитые чувства лишь увеличивают страдания. Например, организмы из РНК-мира просто прекращали существование: даже живыми их можно было назвать только с очень большой натяжкой. А вот рыба, у которой есть нервная система, не просто погибает, но и испытывает при этом боль.

Исходя из этого, больше всего инферно выпало на долю человека. Он получает его сразу из трех источников:

  1. Как и любое другое живое существо, он способен страдать физически. Человек испытывает боль, голод, жажду и усталость, он подвержен болезням и смерти, он ощущает дискомфорт от холода, жары и других видов неблагоприятной для него среды.
  2. Как носитель разума человек испытывает моральные страдания. Он способен чувствовать боль от своего низкого социального статуса, от осознания своей нереализованности, от неразделенной любви, от несправедливости этого мира и так далее.
  3. Как часть общества, он получает инферно и от социокультурной эволюции. Войны, экономические кризисы, религиозные и политические конфликты, противостояние идеологий — все это неизменно увеличивает количество людских страданий.

Даже индивидуальное развитие человека является для него источником инферно. Ведь свой жизненный опыт мы обычно получаем путем наступания на бесчисленные грабли.

Например, младенец должен много раз упасть, чтобы научится ходить. Затем ему предстоит неоднократно стоять в углу, получать ремня, расстраиваться, обижаться, плакать и т. д., до тех пор, пока он не научится выстраивать отношения с окружающими его людьми. А взрослому человеку придется пару раз вложить деньги в МММ или «проголосовать сердцем», чтобы получить опыт и больше не попадаться на уловки мошенников.

По таким же граблям идет и вся наша цивилизация. Она развивается по тем инфернальным правилам, какие действуют в дикой природе: случайные изменения, отбор лучших результатов и отбраковка худших.

А это значит, что за каждой великой империей стоят десятки завоеванных народов и миллионы разбитых судеб. За каждым преуспевающим классом — бессчетное число угнетенных. За каждой успешной религией — страдания мучеников за веру или страдания сожженных еретиков.

Что же касается современного мира, то сегодня одним из самых мощных источников инферно для человека стала рыночная экономика, основанная на все том же естественном отборе.

Безусловно, капитализм — это очень сложное и многогранное явление. В нем тесно переплелись и человеческий труд, и потоки материальных ценностей, и психология, и социология, и геополитика, и черт знает что еще. Однако за бесчисленными экономическими теориями неизменно маячит все тот же древний алгоритм: шаги наугад, награда для победителей и эшафот для побежденных.

Этот жестокий, нерациональный и расточительный способ развития сегодня называют «невидимой рукой рынка». Для капиталистов и экономистов-рыночников — это великое божество, податель всех земных благ и единственный праведный судья, стоящий выше государственных законов и человеческой морали. А для всех остальных — это лишь еще один постоянный источник страданий на Земле.

Проблема осложняется тем, что социальный строй, построенный на угнетении и эксплуатации, пускает свои метастазы во все сферы человеческой жизни, отравляя даже самые благие начинания. Он вмешивается во все: в культуру, в науку, в работу социальных институтов и даже в отношения между мужчиной и женщиной. У того же Ефремова этот эффект называется «стрелой Аримана», в честь зороастрийского прародителя всех демонов.

Иными словами, «божественная» невидимая рука способна вырабатывать инферно десятками способов. Мы рассмотрим лишь те из них, которые имеют прямое отношение к экономике и сегодня подаются современными экономистами-рыночниками как великое благо.

Инферно и конкуренция

Экономисты-рыночники утверждают, что конкуренция приносит обществу безусловную пользу. По их словам, в рыночной борьбе неизбежно будет побеждать тот, кто лучше удовлетворяет потребности покупателей, предлагая им самый качественный или самый доступный товар. А чтобы этого добиться, капиталист должен постоянно внедрять новые технологии, тем самым двигая прогресс вперед.

У этого чудесного механизма есть множество проблем, о которых мы уже писали в прошлых статьях. Вспомним, что свободный рынок не гарантирует ни качества, ни технического прогресса, что потребительским спросом можно легко манипулировать, и что удовлетворение некоторых потребностей не приносит обществу ничего, кроме вреда.

На самом деле, в борьбе за место на рынке побеждает только тот, кто умеет получать максимальную прибыль. А всякая абстрактная «польза для общества» — это лишь побочный и вовсе не обязательный эффект от постоянной погони капиталиста за барышом.

Однако даже если не обращать внимания на все эти «глюки» в работе невидимой руки, мы никуда не спрячемся от ее инфернальной сущности. Ведь рядом с каждым победителем неизбежно будут появляться те, кто потерпел поражение в конкурентной борьбе.

Предприниматель или компания сегодня могут проиграть по множеству причин:

  • Не угадали потребности покупателей;
  • Не уловили тренд;
  • Не смогли создать или купить нужную технологию;
  • Или наоборот: слишком опередили свое время;
  • Не научились манипулировать спросом;
  • Не догадались перенести производство в страны третьего мира;
  • Не хватило хитрости обойти законодательные запреты и т. д.

Неважно, справедливым было их поражение или нет, но все они будут выброшены с рынка.

Рынок не умеет по-другому. Здесь никто не поможет неудачникам встать на ноги и не подскажет им, как усовершенствовать производство. Никто не будет дожидаться, пока они чему-то научатся или что-то исправят. Разум невидимой руки — это разум одноклеточного. Она оперирует лишь двумя понятиями: «получил прибыль» и «не получил прибыль». Судьба проигравших его не волнует.

Если вы помните, в 90-е годы по всему миру встречались «закутки» с легко узнаваемой желтой вывеской. Это были центры «Кодак», где можно было купить пленку, затем ее проявить и напечатать фотографии. Компания процветала, а ее бизнес-модель в то время казалась беспроигрышной.

Но «Кодак» совершила роковой просчет. Компания не заметила наступления эпохи цифровых фотоаппаратов и не успела перестроиться на новый лад. В результате тысячи отделений по всему миру были закрыты, их сотрудники уволены, а оборудование на миллионы долларов отправилось в утиль. «Кодак» чудом выжила, но от ее былого величия не осталось и следа.

Точно так же когда-то рухнули и другие компании: создатели дирижаблей и паровозов, производители печатных машинок и кассетных магнитофонов и т. д. Количество «неудачников», канувших в Лету, сегодня измеряется миллионами.

Часто рыночная отбраковка носит глобальный характер, уничтожая сразу целые города. Так, например, произошло в свое время с американским городом Детройтом.

В первой половине XX века это был один из самых передовых городов США. Он славился на весь мир своей автомобильной промышленностью, а сами американцы называли его «промышленным сердцем Америки».

Но процветание было недолгим. В 1958 году разорился легендарный «Паккард». Затем последовал топливный кризис, а потом начались проблемы у «большой автомобильной тройки» — GM, Ford и Chrysler. В результате за короткий срок на улице оказались сразу 250 тысяч рабочих.

Корпуса заводов “Паккард” в Детройте

В настоящий момент Детройт — это тысячи заброшенных домов и предприятий. Здесь царит тотальная безработица, а уровень преступности бьет все рекорды (к примеру, Детройт лидирует в США по количеству убийств). Какое-то оживление здесь можно наблюдать лишь в очередях за бесплатными обедами.

Впрочем, таких «детройтов» очень много и в современной России.

Например, поселок, из которого родом моя семья, в советское время тоже славился развитой промышленностью. Здесь работал крупный известковый завод, завод по производству строительных блоков, фабрика по переработке льна и множество других предприятий. Но все они «не вписались в рынок» и превратились в руины, а промышленный поселок стал очередным нищим российским селом с «чистой экологией».

Конечно, тут можно посетовать на злую волю отдельных личностей, на неблагоприятное стечение обстоятельств, на судьбу или какую-нибудь карму. Но в том-то и дело, что сама логика свободного рынка постоянно требует таких жертв.

Даже в относительно благополучных США, где действует множество программ помощи бизнесу, выживаемость малых предприятий следующая:

  • Первый год — 85%
  • Второй год — 70%
  • Третий год — 62% и т. д.

В некоторых областях американской экономики конкуренция более суровая. Например, 6 из 10 ресторанов в США закрываются в первые три года.

Что же касается других стран, то там ситуация еще хуже. Например, в России за 2017 год обанкротились 13 557 компаний, и это лишь те, кто довел ситуацию до процедуры банкротства. В целом же за 2017 год в России прекратили свою деятельность более 600 тысяч (!) коммерческих организаций.

Непрерывное «пожирание собственных детей» является неотъемлемым атрибутом капитализма с момента его зарождения. Коммерческий успех победителей и прогресс, неизбежно соседствуют с уничтожением проигравших и регрессом:

— Если где-то на рыночном небосклоне зажглась новая звезда, значит где-то погасли старые.

— Если где-то созданы новые рабочие места, значит где-то люди будут скитаться по городу в поисках работы.

— Если где-то выросли современные новостройки, значит где-то появились заброшенные поселки и города.

Способствует ли конкуренция развитию? Конечно же способствует: ведь развитие появляется везде, где есть изменчивость и естественный отбор.

Вот только цена такого развития зачастую слишком уж высока. Это миллионы уволенных и сокращенных сотрудников, выброшенные на ветер огромные материальные ресурсы и миллиарды человеко-лет, потраченных непонятно на что. А потому вместо тотального «всеобщего блага», мы наблюдаем вокруг все то же безумное инферно, с постоянным умножением людских страданий.

Инферно и труд

Механизмы свободного рынка работают за счет бесчисленных «винтиков» и «шестеренок», то есть людей, которые своим трудом двигают экономику вперед. А к таковым относится все взрослое население планеты, за вычетом крупной буржуазии, банкиров и различных рантье.

Экономисты-рыночники утверждают, что благодаря невидимой руке, все «винтики» непременно должны оказаться на своем месте:

«Если у человека имеется какой-нибудь талант, то именно в этой области он и будет востребован больше всего. Следовательно, он, рано или поздно, займется любимым делом, сможет себя реализовать и начнет при этом неплохо зарабатывать. А поскольку у него к этому занятию есть способности, то он принесет обществу максимальную пользу».

Чувствуете в этой логике какой-то подвох?

На самом деле рыночные механизмы тупы и бездушны. Им плевать на потребности человека в самореализации и на его индивидуальность, плевать на «всеобщее благо» и уж тем более на какое-то абстрактное «личное счастье».

Их единственная цель — это вогнать винтик в нужное место и не более того. А если винтик по каким-то причинам не влезает куда надо, рынок начинает тупо хреначить по нему кувалдой. И будет хреначить до тех пор, пока винтик не деформируется и не войдет в нужное отверстие.

В 20 с чем-то лет я уволился с госпредприятия и внезапно оказался в самом эпицентре молодого российского капитализма — в торговле. Многое оказалось в диковинку: и изуверские условия труда, и штрафы, и ненормированный рабочий день, и черные зарплаты, и откаты, и все остальные атрибуты отечественного рынка.

Но больше всего меня в этой системе поразили люди. Передо мной предстала такая галерея портретов, что Горький со своим «На дне» показался мне пресным и оторванным от реальности. За годы работы только среди грузчиков мне встретились:

  • Музыкант-саксофонист и музыкант-пианист;
  • Учитель истории и учитель географии;
  • Четыре офицера из разных родов войск (от подводников до ракетчиков);
  • Инженер-электронщик и бывший инженер авиазавода;
  • Выпускник философского факультета;
  • Дизайнер интерьера (и чем ты, парень, думал, выбрав такую профессию?)
  • Трое выпускников института физической культуры, то есть профессиональные спортсмены.

Что же касается представителей менее экзотических профессий (каменщиков, слесарей, машинистов, проводников, пожарников и т. п.), то их число среди грузчиков исчислялось десятками, если не сотнями.

Также в своей жизни я встречал художника-бухгалтера, скульптора-дворника, гитариста-дальнобойщика (виртуозно владеющего двуручным тэппингом), программиста-кладовщика, композитора-сисадмина и даже писательницу-посудомойку. Но полагаю, что вы и сами можете привести сотни таких примеров.

Обычно в таких случаях учителя «успешного успеха» и их поклонники начинают говорить, что эти люди сами во всем виноваты. Мол, нужно не бояться идти за мечтой, не бояться много вкалывать и рисковать. При этом они любят ссылаться на некоторых «добившихся»: школьного учителя Стивена Кинга, режиссера Роберта Родригеса (он собрал деньги на первый фильм, позволив ставить на себе медицинские опыты), писательницу Джоан Роулинг и т. д.

Разумеется, все в наших руках. Проблема лишь в том, что такой «прорыв к мечте» изначально не предусмотрен механизмами рынка. Человеку здесь приходится идти против системы, а это часто требует больше времени и сил, чем у него есть. И редкие исключения, вроде того же Стивена Кинга, лишь подтверждают принципы инферно: успех одних — это всегда страдания других.

По данным Росстата, почти 60% жителей России работают не по специальности, а каждый пятый сотрудник ежегодно меняет работу. Что же касается, удовольствия от такой работы, то 75% россиян заявили, что регулярно или постоянно испытывают на работе стрессы и нервное напряжение.

Иными словами, большинство людей просто вкалывают, чтобы выжить. Они бы и рады заниматься любимым делом, но инфернальная невидимая рука лишила их выбора и принесла в жертву прибыли.

Инферно и накопление капитала

Наша цивилизация — это не только то, что мы делаем сегодня, но и те богатства, которые люди накапливали тысячелетиями. Те, кто жили до нас, вырубали непроходимые леса, осушали болота, превращали пустыни в сельскохозяйственные земли и тем самым создавали условия для нашего сегодняшнего развития.

И речь не обязательно идет о древнем мире или Средневековье. К примеру, в современной России жилой фонд и инфраструктура (дороги, мосты, линии электропередач) большей частью создавались еще в советские времена, но продолжают служить нам до сих пор.

И это очень удобно. Новому поколению не нужно начинать все с нуля. Ему достаточно лишь сохранять и преумножать полученное от предков богатство, а потом, в свою очередь, передать его своим потомкам.

Это же касается и нематериальных благ. Наши современники по-прежнему могут восхищаться произведениями искусства, которые создавались сотни и тысячи лет назад. Сегодня мы читаем Вергилия и Гомера, экранизируем Шекспира, любуемся росписью Сикстинской капеллы и делаем металл-каверы на произведения Баха.

Даже наша наука базируется на тех знаниях, которые по крупицам собирались в течение всей человеческой истории. Если бы первобытные люди не начали экспериментировать с лечебными травами, то сегодня, возможно, не было бы компьютерной томографии. А если бы Ньютон не поставил свои опыты с призмой, то не появился бы и современный спектральный анализ.

Однако за все это богатое наследие была уплачена очень высокая цена. Позволю себе процитировать кусочек из книги Кропоткина «Хлеб и воля»:

Всякий клочок земли, который мы обрабатываем в Европе, орошен потом многих поколений, каждая дорога имеет свою длинную историю барщинного труда, непосильной работы, народных страданий. Каждая верста железной дороги, каждый аршин туннеля получил свою долю человеческой крови.

На стенах шахт мы еще видим свежие следы ударов заступа в окружающие каменные глыбы, а подземные галереи могли бы быть отмечены от одного столба до другого могилами углекопов, погибших в расцвете своих сил от взрывов рудничного газа, обвалов и наводнений; и мы знаем, скольких слез, лишений и всяких страданий стоила каждая из этих могил семье, жившей на скудный заработок своего кормильца.

И это верно: наша цивилизация действительно построена на костях и страданиях. Приведу несколько конкретных примеров.

Пример 1. Наши и зарубежные туристы восхищаются величием главного храма Санкт-Петербурга — Исаакиевского собора. Однако не все знают, что только при золочении его куполов погибло 60 строителей. Дело в том, что в те годы позолота наносилась методом «огневого золочения», то есть выпариванием ртути из амальгамы, и отравление мастеров парами ртути было обычным делом.

Внутри купола Исаакиевского собора

Пример 2. Одним из самых грандиозных проектов конца XIX века стал Панамский канал, которым человечество активно пользуется до сих пор. Во время его строительства (1880-1914) было официально зарегистрировано 30 609 смертей: большинство рабочих умерли от лихорадки.

 

Пример 3. Богатства современных «цивилизованных» государств тоже оплачены человеческими жизнями. И большей частью — это жизни обитателей колоний, которые нынешние «носители демократии» когда-то беспощадно эксплуатировали. Не будем трогать совсем уж матерых хищников (вроде США и Великобритании), а рассмотрим такую крошечную и неприметную европейскую страну, как Бельгия.

В конце XIX века Бельгия получила во владение богатую африканскую страну Конго, и в последующие годы старательно выкачивала из нее ресурсы. Главный интерес для бельгийцев представляла добыча каучука, приносившая в те годы колоссальную прибыль.

Добычей каучука занималось местное население, которое бельгийцы «мотивировали» по всем канонам тогдашнего капитализма и расовой теории. Например, чтобы повысить производительность труда у работников, плантаторы брали в заложники их семьи. А за невыполнение нормы, рабочим просто отрезали руки:

В результате за годы бельгийской колонизации (1885 — 1905 год) население Конго сократилось с 25 до 15 миллионов человек. И когда наши путешественники пишут восхищенные отзывы о соборе Нотр-Дам в Турне или о живописных видах Зерновой улицы, мне сразу вспоминаются те, кто своими жизнями оплатил все это туристическое великолепие.

Вы, наверное, уже почувствовали, что во всех приведенных выше примерах незримо присутствует все то же древнее инферно, пожирающее человеческие жизни и умножающее страдания. Однако его происхождение становится понятно не сразу.

Все дело в том, что здесь вступает в игру еще один элемент свободного рынка — частная собственность.

Да, все эти блага, добытые ценой неимоверного труда и человеческих жизней, принадлежали и продолжают принадлежать небольшой кучке избранных. Политая кровью и потом земля, стоящие на человеческих костях сооружения, уникальные произведения искусства и даже знания, основанные на тысячелетнем опыте, — все это является сегодня чьей-то частной собственностью.

Единицы владеют всем этим и получают прибыль, тогда как все остальное человечество по-прежнему продолжает ложиться костями в фундамент общественного благополучия. И это соответствует главному принципу инферно: успех победителей всегда достигается за счет страдания проигравших.

Выход из инферно

Некоторые уверены, что прогресс постепенно избавит людей от страданий. Мол, по мере развития технологий жизнь станет комфортнее, болезни и беды начнут отступать, а всяких приятных вещей будет становиться все больше и больше. А это значит, что нам нужно просто набраться терпения и подождать: страдания в этом мире сами собой пойдут на убыль.

На самом деле, поток инферно никогда не иссякнет сам по себе. Ибо прогресс в капиталистическом мире, тот самый, который якобы должен избавить людей от страданий, и является его главным источником. Он обеспечивается непрерывной отбраковкой и «уничтожением» неудачников, во имя процветания победителей. И если подобное развитие где-то и уменьшает количество страданий (такое бывает, да), то оно тут же где-то порождает новые проблемы.

Единственный выход из инферно — это полный отказ от развития за счет естественного отбора и замена его сознательным развитием. Страдания в обществе пойдут на убыль лишь тогда, когда человечество избавится от рыночной борьбы и постоянной борьбы за власть, когда оно отвергнет все виды угнетения и извлечет из себя все «стрелы Аримана».

Нам есть, чем заменить всю эту дрянь. Человечество и без всякой «невидимой руки» прекрасно знает, какие у него потребности и в какую сторону должна двигаться цивилизация.

Мы знаем:

  • Что нам нужно больше полезных и вкусных продуктов, одежда на любой вкус, комфортные дома и хорошие бытовые условия.
  • Что наша техника должна с каждым годом становиться все производительней, универсальней, компактней, экономичней и т. д.
  • Что наши города должны стать экологически чистыми, красивыми и удобными для проживания.
  • Что человечеству нужно избавляться от тяжелой и отупляющей работы, заменяя ее творческим трудом, приносящим радость.
  • Что люди должны стать здоровыми, развиваться духовно и интеллектуально.
  • Что вместо конкуренции и войны за место под солнцем, мы можем сотрудничать и добиваться гораздо большего.
  • Что жизнь человека на Земле должна стать безопасной и счастливой.

Мы все это отлично знаем. И лишь многовековое промывание мозгов классами угнетателей мешает человечеству себе в этом признаться.

Источники:

Оскар Уайльд «Молодой король»
Иван Ефремов «Час быка»
П. А. Кропоткин «Хлеб и воля»
П. А. Кропоткин «Нравственные начала анархизма»
Фридрих Энгельс «Происхождение семьи, частной собственности и государства»
А. В. Марков «Рождение сложности»

http://antropogenez.ru/catalog-hominids/
https://versia.ru/v-2017-godu-v-rossii-obankrotilis-bolshe-13-tysyach-predpriyatij-v-2018-m-bankrotov-stanet-bolshe
https://www.kommersant.ru/doc/2944743
https://ria.ru/society/20120813/722231749.html
http://www.spbin.ru/encyclopedia/temples/isaac.htm
https://archive.nytimes.com/www.nytimes.com/books/98/08/30/daily/leopold-book-review.html
https://ab-pokoj.livejournal.com/23820.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите капчу *