Пляска Святого Витта в ночь святого Варфоломея. Неожиданное отступление.

Пляска Святого Витта в ночь святого Варфоломея. Неожиданное отступление.

Еще одна часть исторического мини-сериала о событиях, предшествовавших Варфоломеевской ночи.
В предыдущих сериях:
Часть 1 — Адмиралъ — https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-1/
Часть 2 — ПрЫнц — https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-2/
Часть 3 — Покушение — https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-3/
Часть 4 — Интерлюдия — https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-4/

——————————————————————-

Изложив каноническую версию покушения Моревера, теперь зададимся самым простым вопросом: а кто же вы господин Моревер?
А личность колоритная.

Из недавних дворян (дворянство шпаги), клиент Клода д’Омаля, кузена Франсуа де Гиза. Все хорошо до 1567 года, когда Моревер после дуэли с каким-то высокопоставленным католиком бежит…. к принцу Конде, то бишь к гугентоам. На службе у гугенотов он находится до 7 октября 1569 года (то есть во время Жарнака и Монконтура он в рядах войск Колиньи и Конде), но вот 7 октября он убивает из пистолета шевалье де Муи и бежит к… герцогу Альбе на испанскую службу. Правда уже через два месяца он всплывает в круге Гизов.

И тут появляются подозрения. Вполне возможно целью Моревера был не де Муи (один из лейтенантов адмирала), а сам Колиньи. Некоторые историки даже называют заказчиков — королева-мать или герцог Альба.

В 1570-м на Моревера происходит несколько неудачных покушений, одно из которых организовано… Гизами. В общем все веселее и веселее.

Утром 22 августа 1572 года на месте покушения обнаружили только аркебузу. Отпечатков пальцев тогда снимать не умели. Так откуда же буквально в первые часы появилась информация, что покушался на Адмирала именно Моревер?

А пришла она сразу из двух источников — утром от… испанского посла Алвы, а вечером — сразу и от Екатерины Медичи, и от герцога Анжуйского, и от герцога Немурского.

Особенно примечательно, что посол Венеции во Франции вечером 22-го во всех деталях описывает кто, как и когда покушался, по чьему заказу и т.д. То есть уже к вечеру информация о покушении составляла такой секрет Полишинеля, о котором даже знали иностранные послы.

Во всей этой истории мне более всего непонятна такая шумиха по поводу политического убийства. Понятно, когда убийцу хватали на месте — именно поэтому нам известны имена Клемана или Равальяка. Понятно, когда убийцу сдавали подельники во время следствия — такие примеры мы тоже все хорошо знаем (к примеру покушения на Ришелье).

Но проблема событий 22 августа 1572 года, что при первых же шагах Парижского Парламента ему сразу же подсунули фигуру Моревера, и другие версии следователи не отрабатывали в принципе. Вся ситуация напоминает мультфильм «Ограбление по…» эпизод «Ограбление по-итальянски», когда все знают, что «Марио идет грабить банк». Все благословляют Марио, народ рукоплещет, все с нетерпением ждут результата. Но — извините! — политическое убийство — это не водевиль, не дрянная мелодрама. Такой тип убийств любит тишину и секретность!

Далее, сразу после покушения, убийца бежит в… испанское посольство, а потом (наверное под злобный шепот посла: «Идиот! Ты что контору палишь!») в отель Гизов, и далее — в загородную резиденцию Гизов.
Объяснить это можно только одним — Моревер был изначально назначен Екатериной козлом отпущения, и неважно, он ли стрелял или нет. Его близость к испанцам и Гизам давала прекраснейшую возможность выпилить Гизов.

Но «что-то не так сегодня с нашими убийцами и аркебузами», и план необходимо срочно менять, однако, пока нового плана нет, и Екатерина, и Анжуйский на автопилоте следуют старому плану, то есть абсолютно не скрывают имя убийцы.
Ну а далее логично предположить, что насмерть испуганные Гизы посылают переговорщика, который в лицо говорит Екатерине, что «Начальник, если что — мы лямку одни тянуть не будем! Сдадим и тебя за милую душу! Ты давай, думай, как нас от этого дела отмазать!»

И вот тут становится очень жарко, благо — пока король Карл не в курсе, но обещает, навестив Адмирала с большой свитой, «найти преступника в 24 часа». В общем, и Екатерине, и Анжуйскому и Гизам есть от чего схватиться за голову.