Киевский князь Владимир Мономах, неутомимый воитель, немало пота проливший за землю русскую в сражениях с «погаными», в своем «Поучении» писал, обращаясь к своим детям: «на войну вышед, не ленитися, не зрите на воеводы; ни питью, ни еденью не лагодите, ни спанью; и стороже сами наряживайте, и ночь, отвсюду нарядивше около вои тоже лязите, а рано встаньте; а оружья не снимайте с себе вборзе, не розглядавше ленощами, внезапу бо человек погыбает». Увы, нижегородский княжич Иван Дмитриевич и его родственник князь Семен Михайлович, явно не читали этих строк, а если и читали, то решили, что мнение пращура им не указ, за что испили смертную чашу жарким днем 2 августа 1377 г. на реке Пьяна, что на Нижегородчине…

Завязку печальной истории про «побоище иже на Пьяне» можно отнести к началу 1377 г., когда московско-нижегородская рать во главе с нижегородскими княжичами Иваном и Василием и московским воеводой князем Дмитрием Боброком совершила успешный поход на волжский город Булгар (кстати, похоже, что в этом походе русские впервые познакомились с огнестрельным оружием). Одержав победу и взяв с города контрибуцию в 5 тыс. рублей, русские с полоном и награбленными «животами» вернулись домой.

К сожалению до наших дней не дошли достоверные источники, в которых указывалось бы точное количество русских воинов, выходивших на поля знаменитых сражений в средние века. Лишь летописи, называющие произвольный размер войска, пропорционально значимости события. И некоторые другие косвенные источники.

Как же современному историку рассчитать размер армии? Какие методы использовались для этого ранее, и какие результаты они давали? Об этом, как всегда, с интересом и юмором расскажет военный историк Клим Александрович Жуков в своей видео-лекции, прочитанной в Историческом лектории ЦИР "Аустрвегр".

«Лука́ Муди́щев» — анонимная поэма второй половины XIX века, отчасти стилизованная под непристойные стихи Ивана Баркова и потому зачастую ему приписываемая.

«Лука Мудищев» долгое время бытовал в устной и рукописной традициях. Поэтому достаточно сложно установить дефинитивный вариант текста «Луки». Ещё более трудно, даже невозможно, без обращения к источникам установить авторство и время написания поэмы. Позволительно предположить, что одного автора у неё не было, а был ряд соавторов и нескончаемое количество «творческих соредакторов». Фактически, неизвестный автор «Луки» — коллективный автор, и текст поэмы формировался и видоизменялся в течение нескольких десятилетий.

Сюжет: Купеческая вдова, пресытившаяся любовными утехами, просит сваху найти ей такого мужика, какого у нее еще никогда не было. Сваха выполняет просьбу вдовы и приводит к ней в дом разорившегося дворянина Луку, происходящего из рода, все мужчины в котором славились своим мужским достоинством... Наутро в доме купеческой вдовы были обнаружены три трупа – хозяйки, Луки и свахи

Фантастическая повесть Дж. Р. Р. Толкина «Хоббит, или Туда и обратно» впервые вышла в свет в 1937 году. Произведение имело большой успех. Его опубликовали на более 40 языках. Для каждого перевода создавались уникальные иллюстрации

Советское издание «Хоббита» появилось в 1976 году. Перевод этой детской книги на русский язык выполнила Наталья Рахманова, а рисунки принадлежат художнику-иллюстратору Михаилу Беломлинскому. Примечательно, что в образе Бильбо Беггинса легко распознать черты любимого актёра Михаила Самуиловича – Евгения Леонова. И остальные персонажи изображены с точностью и мультяшным очарованием (иллюстрация на плакате).

В 1985 году, в рамках передачи "Сказка за сказкой" на телеэкраны вышел телевизионный фильм-спектакль "Сказочное путешествие мистера Бильбо Беггинса, Хоббита, через дикий край, чёрный лес, за туманные горы. Туда и обратно". Надо отметить, что это была первая постановка Толкиена с живыми актёрами, до этого персонажи "Хоббита" и "Властелина колец" существовали только в мультипликации.

Изучая, или просто подробно знакомясь с временем Ивана Грозного, видишь десятки грандиозных сдвигов в жизни страны, крупные победы, удачные решения, тонкие политические ходы. Они закономерно соседствуют с явными ошибками, иногда - вынужденными мерзостями, поражениями.

Как-то так получилось, что крупнейшие успехи Ивана Грозного вдруг оказались в общественном сознании очень похожи на успехи И.В. Сталина. Их или не помнят, или смутно представляют, или придерживаются мнения, что успех был достигнут вопреки.

Например, о грандиозной исторической победе при деревне Молоди в 1572 году до 2000-х годов помнили только историки профессионалы и\или любители военной истории.
О Полоцком взятии 1563 года, наверное - даже не все профессионалы. И, если Полоцк Россия потеряла в итоге операций Стефана Батория, то Молодинской победе за что досталось? Тем более, что имя антагониста Девлет-Герея должны бы помнить со школы.

Одновременно с этим странным положением, взятие Казани и Астрахани, присоединение Сибири вполне укоренилось в сознании общества как нечто позитивное.

Войтек (1942—1963) — сирийский бурый медведь (Ursus arctos syriacus), найденный в Иране и взятый на довольствие солдатами польской Армии Андерса (так называемый Второй корпус). Согласно легенде в битве при Монте-Кассино в Италии помогал польским артиллеристам разгружать ящики с боеприпасами и даже подносил снаряды во время боя, чем стал известен среди польских и английских военных. Имя «Войтек» является уменьшительной формой «Войцех», старого славянского имени, до сих пор широко распространённого в современной Польше.

Новорождённый Войтек был найден в 1942 году иранским мальчиком возле, скорее всего, Хамадана. Мальчик спрятал маленького медвежонка в свой рюкзак. На горной дороге между Хамаданом и Кангаваром мальчик встретил грузовик с польскими солдатами, прибывшими в Иран из СССР; они остановились и предложили ему поесть. Пока мальчик ел, медвежонок высунул голову из рюкзака, что было замечено удивлёнными польскими солдатами. Они предложили мальчику выкупить у него медвежонка в обмен на несколько банок консервов, шоколад, карманный нож и немного денег. Мальчик согласился и отдал медвежонка.

За последние годы неисчислимые орды фолк-хистори понесли серьезные потери. Последовательно ушли из жизни Светлана Жарникова и Андрей Скляров, затем портал "Антропогенез" и Николай Васютин начали снимать эксперименты по обработке камня аутентичными орудиями, что привело к сокращению популяции пирамидолухов, в ноябре улетел в гиперборейский Ирий беседовать с Рарогом и Ебуном Михаил Задорнов, в итоге с форумов тихо и незаметно слились лингвофрики.

Давно уже окуклились в своих сообществах последователи секты Фомы-Хроноложца, того самого, который поехал кукушкой на почве усиленных занятий математикой и умудрялся критиковать «скалигеровскую хронологию», не читавши самого Скалигера. Из заметных проповедников ошизения остались разве что лингволожец Чудинов да окопавшийся на сайте Перефоршмак гаплофрик Толя Клесов со своей кодлой и примкнувшие к нему "известный шведский профессор-славист" Эл Грот и властелин ижевских лесов из рода серых рарогов, внук удмуртской ведьмы и чекиста ежовского призыва Озар Лепрозорьевич Ворон. И, соответственно, почти не стало поводов написать какой-нибудь полный глумливой ненависти пост об очередных достижениях мракобесия. Но недавно Вашему покорному слуге на глаза попался фильм из цикла "Тайны Чапман". Конечно, обсирать передачи с Рен-ТВ - это все равно, что бить детей, но передача была о викингах. И я не мог пройти мимо нее.

Завершаем серию публикаций о кровавых события из истории Франции - знаменитой Варфоломеевской ночи. Если вы пропустили, полный список предыдущих частей со ссылками - в конце статьи.

-----------------------------------------------------------------------------

Пожалуй надо уже заканчивать. Давайте напоследок поговорим о двух вещах.

1. А почему вообще кальвинизм стал такой популярной религией во Франции? В чем его привлекательность по сравнению с католицизмом?

Я честно могу сказать, что я пытался читать труды Кальвина, Блеза и других теологов этого течения, но это было просто невозможно даже после получаса жесточайших усилий, и "д'Артаньян чувствовал, что тупеет", а так же "зевал, с опасностью вывихнуть челюсти". Вообще, надо вам сказать, святые отцы всех религий, что вы умеете сделать чтение дикой мукой, где без поллитры точно не разберешься..)))

Вот вы и дождались новой серии исторического обзора событий Варфоломеевской ночи. Список предыдущих частей для тех, кто пропустил что-то или хочет освежить в памяти публиковавшиеся ранее части - в самом конце статьи.

-----------------------------------------------------------------

Весть о резне в Париже разнеслась по всей Франции.

Цитата из Эрланже "Резня в ночь Св. Варфоломея": "В пятницу 29‑го в 10 часов утра губернатор Лиона Мандело получает от господина Мориса дю Пейра, кавалера ордена Св. Михаила, совершенно иного рода королевское письмо, датированное 24 августа (после пересмотра позиции, который произошел в тот день к полудню). «Никоим образом не в нарушение, – пишет Карл IX, – Эдикта об Умиротворении, который я, напротив, желаю поддерживать, как никогда ранее, прошу Вас дать понять, что каждый должен пребывать в покое и безопасности в своем доме, не брать в руки оружие и не задевать друг друга под страхом смерти».

Губернатор долго беседует с Дю Пейра, затем созывает городских эшевенов. Решено, что гугеноты будут защищены и что городское ополчение должно позаботиться об их безопасности. Но фанатики не отказываются от возмездия, на которое надеялись 10 лет, возбуждение нарастает, ширится. Мандело боится, «как бы все население не взбунтовалось», теряет голову и, кидаясь из крайности в крайность, приказывает реформатам явиться в его отель.

Тех, кто приходит, немедленно арестовывают, заточают в тюрьму, отводят в дом архиепископа и монастыри. Имущество протестантов охраняется как спорное. В течение ночи имеют место различные посягательства.

Воскресенье, 31‑е. Группы вооруженных людей, выкрикивающих угрозы, собираются на перекрестках. Мандело добивается тем не менее сохранения порядка до послеполуденного времени. Тут новость о возмущении, охватившем Ла‑Гильотьер, побуждает его поспешить в это отдаленное место.

Тут же фанатики врываются в тюрьму, где из заключенных погибает от семи до восьми сотен. Резня осуществляется «без шума и возмущения», – как напишет Жан де Массо своему брату в Париж. Это означает: без какого‑либо сопротивления.

Гудимель, один из тех, кто составляет славу Франции, композитор Гудимель, автор музыки к псалмам Клемана Маро, гибнет вместе с капитанами, адвокатами, столярами, мастерами золотых дел.

Капитан Ретце сообщает подробности: «Г‑н де Лион (Мандело) велел всех их зарезать и всех раздеть донага и везти в лодках по воде, убивать в домах, повсюду, где их можно найти, и день и ночь бросать в Сону и Рону. Есть еще большое количество реформатов в тюрьме, называемой Роанн, и есть у Целестинцев. В этом месте дозволено выйти некоторым, обратившимся в католическую веру».

Известному числу этих несчастных удается ускользнуть из цитадели и найти убежище, кому в Брессе, а кому за укреплениями Монлюэля."

В принципе по похожему сценарию все происходит и в других городах - Руан, Орлеан, Ла Шарите, Тур, Сомюр, Бордо, Мо (в последнем городе за компанию прирезали и одного католика - но зато какого! Сборщик королевских податей). Убийства продолжаются до 20-х чисел сентября.

Единственные города, который действительно стоит упомянуть во всей этой вакханалии - Ним и Нант. Там городские Советы решили не разрушать единство городов, и отказаться от войн на религиозной почве. Они просто не стали резать протестантов, а просто взяли их под свою защиту.

Когда к Ниму подошли королевские войска - перед ними просто закрыли ворота. Гугеноты и католики вместе сумели отстоять свой город и свое решение. Карл IX и Екатерина Медичи вынуждены были смириться.

Общее количество убитых в Париже - 2000-3000, в провинциях - еще 7000.

Но неутомимый Монтгомери поднял знамя, упавшее из рук адмирала. В конце сентября он неожиданно появляется около Руана и берет город лихой кавалерийской атакой. Королевское войско подходит к столице Нормандии, Монтгомери обороняется 20 дней, но у него всего 120-150 человек, поэтому ночью он уходит вверх по реке и обосновывается на островах Джерси, создав там протестантскую пиратскую республику, и терроризируя берега Нормандии.

Часть протестантов бежит в город Сансер, расположенную недалеко от Буржа крепость, которую перед походом в Нормандию Монтгомери сделал цитаделью протестантов.

9 ноября 1572 года к цитадели подходит 7000 солдат под командованием Клода де Ла Шатре и начинают осаду. Капитан Лафлер, имея под рукой только 800-1000 человек ставит на защиту все население города, город выдержал шестимесячную осаду, но не сдался. В результате Шатре, потеряв до 2000 человек убитыми вынужден был снять осаду и уйти.
Вообще боевые качества ополченцев, то есть, солдат-протестантов были в разы выше, нежели у ВСУ, пардон, королевских наемников.

Еще Монлюк говорил, а де Ла Ну вторил ему, что "гасконская пехота - это единственная чего-либо стоящая, боеспособная пехота французского королевства." Того же мнения придерживался и Таванн, фактический победитель при Жарнаке и Монконтуре. Как пишет Новоселов в своей работе "Обычаи войны XVI в. и мотивация поведения наемных солдат": "Англичане со времен Столетней войны имели репутацию людей, каждый из которых стоит двух французов, людей, которые никогда не бегут и не сдаются, но нынче перестали цениться столь высоко — они не выдерживают рукопашного боя и бегут от аркебуз. Такое изменение в англичанах-военных гасконец Монлюк связывает с тем, что ранее половина их войск состояла из гасконцев, которые и задавали тон, а теперь англичане воюют одни и становятся всякий раз беспомощны, когда бессильны их луки. Гасконь — это настоящий питомник солдат, и это мнение гасконца Монлюка".

Собственно эти слова подтвердились в Сансере, они же подтвердились и в Соммьере, который 11 февраля 1573 года осадил маршал Монморанси-Дамвилль. Осада длилась до середины апреля, королевские войска потеряли 2500 человек под стенами города-крепости, наконец Дамвилль не выдержал, и принял почетную капитуляцию гугенотов, разрешив им, в нарушение приказов короля, покинуть город с оружием, знаменами, населением. Когда королевская армия вошла в Соммьер - она ужаснулась. В городе осталось целыми всего 38 домов.

В ноябре же 1572 года осадили и Ла-Рошель. На осаде отметились с королевской стороны маршал Бирон, герцог Анжуйский, король Наваррский. Со стороны протестантов - конечно же Монтгомери. Со стороны не определившихся - бегавший туда-сюда граф де Ла Ну, которого Карл IX простил, но отправил на войну со своими единоверцами. Де Ла Ну прибыл к Ла-Рошели и попросил у короля разрешения попробовать договориться с гугенотами о сдаче города. Карл согласился. Де Ла Ну вошел в Ла-Рошель, и... возглавил оборону, претендуя на лидерство в партии протестантов.

Но тут от Джерси подошел корсарский флот Монтгомери с припасами и подмогой, и Габриель публично обвинил де Ла Ну в двойной игре. Ла Ну ничего не оставалось, как бежать обратно к королю, и наплести сказок с три короба, что "хозяин, пули свистели надо мною", "эти фунтики не сдаются", "потерь нет", и вообще "это было плановое бегство".

Резюмируя, Варфоломеевская ночь опять повернула французов и Францию к гражданской войне. Идея Екатерины Медичи о совместном выпиливании Монморанси и Гизов была обычной самонадеянностью сильного политика, который свято верил, что может управлять ситуацией на каждом ее этапе.

Автор: Сергей Махов


В предыдущих сериях:
Часть 1 - Адмиралъ - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-1/
Часть 2 - ПрЫнц - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-2/
Часть 3 - Покушение - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-3/
Часть 4 - Интерлюдия - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-4/
Часть 4.2 - Неожиданное отступление - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-4-2/
Часть 5 - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-5/
Часть 6 - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-6/
Часть 7 - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-7/
Часть 8 - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-8/
Часть 9 - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-9/
Часть 9.2 - Еще одно неожиданное отступление - https://xren.su/st-bartholomews-day-massacre-9-2/

Новая глава исторического мини-сериала о событиях Варфоломеевской ночи. Вместе изучаем подробности страшных событий из истории Франции. Список предыдущих частей - в конце.

----------------------------------------------------------

Приняв необходимые меры по обеспечению своего регентства в период междуцарствия, в частности, разослав соответствующие заявления, подписанные в том числе и Генрихом Наваррским, губернаторам провинций, Екатерина Медичи направила нарочного в Польшу, дабы вызвать герцога Анжуйского, теперь уже Генриха III, обратно во Францию. Король Польский, которому за несколько месяцев успели до смерти надоесть и страна, и его теперешнее положение, с готовностью откликнулся на призыв.