Вообще, на тему научного метода я устраивал лекцию, которую посмотреть можно вот тут - https://www.youtube.com/watch?v=RJnHGah7S1M&list=PLWufi9ELf-Lkso9UBQNM5-jyhuUJGtNaE. Однако лекция — подробная, а потому длинная. И больше посвящённая технологии научного метода, а не его «философии», хотя и про философию там тоже есть. Но искать это там трудно, а вопросы-то всё поступают, причём не только мне.

Поэтому сегодня — отдельно про философию научного метода. Точнее, про самые главные вопросы:

Ты кто такой?
А с чего вдруг на этом вашем «научном методе» свет клином сошёлся?
А может быть, надо ещё и другими методами пользоваться?
А вдруг?

Ну и прочие подобные.

Все мировые религии — непримиримые соперники, а потому очень редко соглашались друг с другом. Но в одном они все проявляли удивительное единодушие: стоило лишь произнести слово «манихейство», как скрежетать зубами начинали и христиане, и мусульмане, и даже относительно мирные буддисты.

Кто такие манихеи и в чем причина этой всеобщей к ним неприязни? Давайте разберемся.

Вот и подоспела вторая часть нашего обзора зороастризма - загадочной религии, в центре которой - образ Заратустры, ставшего широко известным в западном мире благодаря книге философа Ф. Ницше. Насколько ницшеанский Заратустра далек от "отца" зороастризма, мы выясняли в первой части статьи "Так не говорил Заратустра". Сегодня же мы больше внимания уделим обрядам, а также истории и наследию этой древней религии.

Для многих наших современников Заратустра — это всего лишь персонаж книги Фридриха Ницше «Also sprach Zarathustra». Именно его устами немецкий философ предостерегает людей от сострадания, призывает «толкать то, что падает» и «разбивать старые скрижали».

Если бы настоящий Заратустра, живший примерно 2,5 тысячи лет назад, прочитал этот трактат, то наверняка бы опешил от такой клеветы в свой адрес. Он отнюдь не был ни имморалистом, ни уж тем более сторонником социального дарвинизма. Что же на самом деле говорил Заратустра и чему он учил людей? Давайте разберемся.

На данную статью меня навели две другие: статья Дениса Яцутко и написанная ей в ответ статья Романа Носикова.

Предположим, что в стране всё так, как было ещё недавно. Есть множество конфессий и ещё более внушительное множество к ним не принадлежащих — как атеистов, так и людей, просто не знающих канонов ни одной из религий. Есть поклонники классической музыки, есть металлисты, есть любители рэпа. Есть клеющие танчики, есть играющие в Бэттлфилд и есть зрители Рен-ТВ.

Все эти множества на самом деле пересекаются — в том числе те множества, которые я перечислял внутри одного предложения. Разумеется, поскольку возможностей пересечься между собой у людей много, отдельные представители каждого из множеств время от времени где-то встречаются и яростно спорят по поводу своих и чужих вкусов. Иногда цивилизованно, а иногда — с оскорблениями.

От оскорблений и, тем более, от действий их сдерживает соответствующая статья УК, согласно которой за разжигание розни по какому-то признаку им светит штраф, а то и даже посадка в тюрьму.

Всё вот так.

Однако в стране есть одна группа, которая считает себя наиболее страдающей от оскорблений. Да, вы угадали, это — толкинисты. С их точки зрения, окружающие их особенно не любят за то, что толкинисты иногда наряжаются в странные одежды, берут текстолитовые мечи и где-то в лесу превращаются в эльфов и гномов.