Помню, когда-то в 1990 годы, в какой-то «солидной газете» (не помню точно «Комсомолке» или «АиФ»), была напечатана статья, называющаяся примерно так: «В жизни должно быть место празднику». Писалось там о том, что в указанный период в России происходил необычайный рост разного рода празднеств и фестивалей. Кстати, само название было очевидной отсылкой к позднесоветской идеому: «в жизни должно быть место подвигу». Если кто помнит, то была подобная тема для школьных сочинений в позднесоветское время – должная, судя по всему, способствовать популяризации «героической тематики». Но в реальности воспринимаемая, как очередная официозная банальность – бессмысленная и никому не нужная. Так вот – этой самой банальности в указанной газете противопоставлялась совершенно иная идея – идея праздничного торжества, как момента отказа от пресловутого «служения», «героизма», «самоотречения» ради государства. Идея «всенародного отдыха», должного стать новым русским трендом.

Тут надо заметить, что в указанное время – то есть, в начале-середине 1990 годов – праздники в РФ действительно очень любили. Можно даже сказать, что любили слишком – и на бытовом, и на «городском», и государственном уровне. Разумеется, с учетом платежеспособности «любителей»: поскольку если детям на еду денег не хватает, то какой уж тут праздник. Но если случилось чудо – и человек пробился к достатку, а уж тем более, к богатству – то тогда он начинал «гулять». Это было практически неизбежно, и совершенно не осуждаемо. Тут, скорее, наоборот: если кто-то оказывался при деньгах и при этом не устраивал безумные «загулы» с поглощением огромного количества алкоголя, дорогостоящих кушаний, с музыкой, плясками и прочими проявлениями «сладкой жизни», то он казался, как минимум, странным.

Я планировал провести ноябрь, чуть расслабившись, рисуя вам забавные, легкие картинки… Но видно не тот месяц я выбрал для отдыха.
Карикатуры я рисую когда меня бесят. А меня бесят.

«Ликвидировать Пенсионный фонд РФ! Полностью. Имущество продать. Чиновников работать. Лично я за отмену вообще понятия — пенсионный возраст, и структуры Пенсионный фонд, каждый должен сам определять, сколько ему работать, и каждый должен сам определять на что и как он будет жить выйдя на пенсию.
Мы привыкли сидеть у государства на шее, мы привыкли, что оно нам что-то должно. Потребность в »бесплатном пенсионном обеспечении« — это «наследие Советского Союза», которое порождает ощущение, что государство «нам что-то должно», например, бесплатные детский сад или образование. Нужно от этого наследия отходить».

(Депутат Ярославской городской думы от «Единой России» Дмитрий Петровский)

«Молодые люди считают, что государство им все должно. Нет, вам государство вообще в принципе ничего не должно. Вам должны ваши родители, потому что они вас родили. Государство не просило их вас рожать»

(Ольга Глацких. Директор Департамента молодежной политики Свердловской области.)

Такие случаи бывают. Недавно моему близкому родственнику медики сказали: «помочь не можем. Извините, молодой человек, езжайте домой доживай своё немного». «– Как так?» «– мы вам сочувствуем». И привет.

При этом операция может спасти. А если она стоит денег, которых у такого человека нет и не будет? Ипотеку под такую операцию, разумеется, никто давать не дурак. Что делать, кто поможет?

Это должно было случиться рано или поздно. И вот я пишу обзор не на художественное произведение. Ну а почему нет? Уж очень оно показалось мне интересным. И уж очень хочется поделиться своими впечатлениями.

Итак, в поле моего зрения – «Происхождение семьи, частной собственности и государства» небезызвестного Фридриха Энгельса: научпоп той эпохи, когда книгам не было принято давать короткие «продающие» названия.

Начну я, пожалуй, с краткого отступления об ожиданиях.

Отвечал тут на шутейский вопрос, которым любят тролить путинисты: "Какой Свободы не хватает в России?"
Решил, что не мешает ответ продублировать для всех желающих.

> Чего у нас такого нет, что у других этого самого завались.
> Аж дышать невозможно без этого самого в тоталитарной России.

При такой форме вопроса - нет ничего такого.

Но тут непонятно, первое, кто такие "другие"? "Другие", они все разные. "Другой" Бангладеш или "другая" Швейцария отличаются кардинально.
Второе, как раз понятно. Если есть воздух - дышать есть чем. Люди умудрялись жить и дышать не только без свобод, но и без лекарств, электричества и даже без жилья и огня. Так что "дышать аж можно" при любых ущемлениях свобод.

Но если отойти от формы вопроса, то набрать можно много как такого, что есть у некоторых "других", так и такого, чего хотелось-бы, но сегодня нет почти ни у кого.

1. Свобода принимать прямое участие в управлении своей страной. В той же упомянутой Швейцарии регулярно по важным вопросам проводят референдумы. И решения референдумов кроют, как бык овцу, все решения парламента и президента. Это недавно было хорошо видно на референдуме по вопросу, разрешать или запрещать минареты. Всем народом важные вопросы решают в Исландии и некоторых других "других".
У нас же последний раз спрашивали лет тридцать назад, разваливать СССР или нет. И хотя мы сказали, что нет, не разваливать - на наше решение хрен забили.

Это произошло в июле 1941 года. Возле сербского городка Смедеревска Паланка немцы арестовали шестнадцать местных жителей и обвинили их в помощи партизанам. Пленных приговорили к расстрелу. С завязанными глазами их построили возле стога сена, и солдаты приготовилась открыть огонь.

Внезапно один из немцев, ефрейтор по имени Йозеф Шульц, бросил винтовку на землю:

— Я не буду стрелять. Эти люди ни в чем не виноваты.

Отважного немца расстреляли в тот же день.

После войны Йозеф Шульц стал героем Югославии. Ему ставили памятники, а про его подвиг рассказывали в школах. И каждый, кто слышал его историю, невольно спрашивал себя:

— А смог бы я на его месте поступить так же?