Случайно увидела подборку, в которой описаны некоторые современные научные исследования и теперь не могу избавиться от впечатлений и образов в голове, поэтому спешу поделиться. Но будьте готовы ко всему: от первого задокументированного случая проявления некрофильных наклонностей у селезня гомосексуальной ориентации до клинического анализа, позволяющего определить у человека воспаление аппендикса по дороге в больницу на основании реакции пациента при движении на участке, где имеются “лежачие полицейские”.

Начну с важного научного открытия, для которого некий мужественный исследователь Майкл Смит подверг себя добровольным укусам пчел в разные части тела—в том числе и некоторые интимные—с целью установить, какой из укусов окажется больнее. Исследование было опубликовано в журнале “PeerJ”.1

Кто бы подумал, но все укусы оказались болезненными. Исследователь оценивал боль по шкале от 1 до 10, начиная с менее болезненного до самого неприятного. В результате, ученому удалось установить, что самые безболезненные укусы приходятся на голову, среднюю часть пальцев на ноге и предплечье. А самые жестокие на ноздри, верхнюю губу и, миль пардон, итимный орган.

У Галины Иванкиной – Зины-Корзины – вышел интересный пост, посвященный недавнему прошлому. А именно, «королевам 1990-2000 годов» - фотомоделям. Да, если кто помнит – была тогда подобная «фишка» - правда, она касалась, в основном, женской части населения. (Тем не менее, и мужчин она в определенной мере затрагивала.) У «нас» она совпала с массовым распространением т.н. «глянца»: периодических развлекательных изданий, отличающихся ориентацией, прежде всего, на визуальное восприятие - как помянутый Иванкиной журнал «Cosmopolitan». На Западе, разумеется, эпоха «глянца» началась лет на двадцать раньше, где-то в конце 1960 начале 1970 годов - когда люди, получившие недостижимую до того момента безопасность, принялись с радостью забывать о проблемах и с головой бросаться в мир развлечений. Тот самый «Cosmopolitan», кстати, «глянцевым» стал именно тогда – до указанного момента журнал был литературным! (Издаваясь, между прочим, с 1886 года - такой вот «Новый мир» Нового мира!)

Тем не менее, даже на Западе 1990 годы стали наивысшего расцвета подобных изданий. Поскольку именно в это время «Конца Истории» - когда обывателю показалось, что все имеющиеся проблемы или уже решены или будут решены в ближайшем будущем – идея «абсолютного потребительства» стала действительно массовой. Именно в это время вновь актуализовано было такое понятие, как «гламур».

Запоздалая реакция. К тому же коротко. Но число здесь не важно. Актуально в любое время по отношению к любой империалистической авантюре.

Кто бы мог подумать, что на террористическом акте, о котором жалобно вещают буржуазные СМИ, можно наживаться. Можно, и даже бог велел в экономической системе, основанной на частной собственности. Ибо частные собственники и успешные предприниматели не были бы таковыми, если бы не пользовались любыми удобными возможностями. Как например, акция: “Не забудем, не простим”—купите кока-колу.(комментарий относится к фото на плакате - прим. редакции)

Даже скидку сделали, добродетели. Какой патриот может пройти мимо подобного? Только самый отмороженный враг, разумеется.

В последние месяцы о пенсиях говорит вся страна, начиная с самих пенсионеров и заканчивая теми, кому еще даже не исполнилось двадцати лет. И это не удивительно, поскольку изменения, произошедшие в российском пенсионном законодательстве, касаются абсолютно всех.

Главной особенностью этой скандальной реформы стало повышение пенсионного возраста. Отныне мужчины будут выходить на пенсию не с 60, а с 65 лет, а у женщин пенсионный возраст повысился с 55 до 60 лет. Из-за низкой продолжительности жизни в стране и хронического неблагополучия в других областях российского бытия, многие восприняли подобные изменения как издевательство.

Сегодня мы предлагаем вам совершить небольшой экскурс в историю и вспомнить, как вообще появились пенсии и как менялось пенсионное законодательство в разные эпохи. А заодно попробуем выяснить, с чем связаны те изменения, которые в последние годы происходят почти во всем мире.

Бредовая работа как бумажные отходы накапливается в офисах с неизбежностью февральского снега. Отчёты об обоснованиях… Что это? Никто не знает. И всё же они накапливаются вокруг, согретые ксероксом, чтобы их никто не читал. Документы о передовом опыте? Никто понятия не имеет, даже авторы. Кто-то думал, что электронный документооборот избавит нас от этой чуши. Он ошибся. Теперь весь день вы получаете электронные письма о «близости к потребителю» (о, боже); «нашей команде» (чьей команде?); а ещё новое ПО отчётности о расходах требует, чтобы все квитанции сохранялись на бумаге, сканировались и загружались на сервер, который их отклоняет, потому что вы не смогли предзагрузить постфактум важную форму. Если повезёт, подобная чушь отнимет лишь несколько часов обычной рабочей недели. Но если вы среди миллионов менее удачливых американцев, то это суть всей вашей трудовой деятельности.

В книге Bullshit Jobs («Бессмысленные работы»), изд. Simon & Schuster, антрополог Дэвид Грэбер, ныне работающий в Лондонской школе экономики, ищет диагноз и эпидемиологию того, что он называет «бесполезными работами, о которых никто не хочет говорить». Он полагает, что такие работы окружают нас повсюду. Судя по всем признакам, так и есть. Его умная и харизматичная книга создана после популярного эссе, которое он написал в 2013 году, где и рассказал о подобных занятиях.

Книги, которые забыли, не всегда перестают быть актуальными. Некоторые из них злободневны настолько, что их можно ставить в топ-лист для чтения всем тем, кто ещё не понял происходящего вокруг.

В новом материале от Лёли Бочко и Миши Размаева речь идёт о романе американского писателя Джона Стейнбека «Гроздья гнева». Великая депрессия, проблемы осознания пролетариатом себя как класса, борьба за жизнь – редко какая классика мировой литературы раскрывает эти вопросы с такой ожесточенностью, которая зреет в каждом из нас.

С чего это презренный люд совсем не уважает заслуженных рантье, живущих за счет нетрудовой деятельности?

Да, именно за это и не уважают. Но, возможно, после истории, которую я сейчас поведаю, многие проникнутся к этим добропорядочным господам.

Итак, некоторое время назад гражданин лэндлорд из Квинса по имени Сэм Эспосито начал бессрочную голодовку.

Живет на одной воде и кофе. И да, как ни работал, так и сидит не работает, но на улице. Совсем очумел от жары и исхудал по его собственным подсчетам на целых 5 кило. Похоже, бегает и взвешивается то и дело для того, чтобы занять себя чем-нибудь во время этого важного мероприятия. А все потому, что синьор Эспосито выражает протест против одного в крайней степени вопиющего безобразия.

Дело в том, что в парке, аккурат в районе, где у нашего рантье есть недвижимость на 27 жильцов, администрация города решила построить нечто невообразимо чудовищное.

Как обещала, отыскала статью об американских тюрьмах, написанную мною в 2016 году в связи с тем, что я тогда случайно откопала информацию об общенациональной забастовке заключенных. В ней содержится информация об условиях содержания заключенных, а также об использования их в качестве дешевой, или лучше сказать, рабской рабочей силы.

Интересно то, что в забастовке приняли участие более 24 тыс человек из 20 тюрем в разных штатах.1 Достаточно впечатляюще, учитывая как нелегко координировать подобные действия в местах лишения свободы. Несмотря на масштабность—забастовка 2016 года считается самой крупной акцией протеста подобного рода в истории США— это событие практически не получило никакого освещения в прессе.

Теперь уже можно говорить об ее итогах, и, к сожалению, с тех пор мало что изменилось. Частные компании продолжают использовать труд заключенных, извлекая огромные прибыли для частных карманов. Список самых известных компаний, лихо наживающихся на заключеных, включает “Mcdonald's”, “Victoria's Secret”, “BP”, “Microsoft”, “Nintendo”, “Starbucks” и другие.2

Помимо этого заключенных сейчас бойко используют при тушении пожаров в Калифорнии, где им платят $1 в час, учитывая то, что те серьезно рискуют своей жизнью.3

Один из любимых черных мифов антисоветчиков гласит, что в СССР очередь на бесплатное жилье длилась обычно по 20 лет. Разоблачение этого мифа будет позже, а пока новость из Волгоградской области:

Семья Слепцовых, проживающая в Волгограде, выбыла из жилищной программы «Молодая семья», поскольку за годы ожидания своей очереди супруги перестали подходить под требования по возрасту. Семью исключили из очереди, в которой на момент постановки Слепцовы были 615-ми.

Каждый год супруги получали новый номер, однако в 2017-м этого не произошло. Поинтересовавшись причиной задержки, Слепцовы узнали, что они больше не участвуют в программе, поскольку их возраст уже более 35 лет. «Конечно, мы были возмущены, потому что у меня есть редакция за 2013 год данной программы, где говорилось, что главное, чтобы вы встали на программу в очередь пока одному из супругов нет 35 лет, а дальше уже вы продвигаетесь согласно тому, как данная программа исполняется», — приводит портал слова Анны Слепцовой.

Так сколько в советское время нужно было стоять в очереди на бесплатное жилье от государства? Для понимания смотрим число бесплатных квартир тогда и сейчас:

“В нашей компании женщинам запрещено носить декоративную косметику, а из нижнего белья разрешено только белое и бежевое. Нам также не положено встречаться с молодыми людьми, которым еще не исполнилось 23 года. Если нас подлавливают на чем-нибудь подобном, то нам урезают месячную зарплату и заставляют писать объяснительную, в которой мы должны провести самоанализ. Если же мы найдем партнера для брака, мы обязаны представить его нашему начальнику и попросить его одобрения.”

Сейчас принято утверждать, что левые режимы - это диктатура, а рыночные отношения - это свобода. Но приведенная выше цитата относится к современной корпоративной культуре. Да, рынок умеет отбирать свободу. Предлагаю убедиться в этом с помощью небольшой подборки некоторых требований крупных частных компаний мира к своим наемным работникам.

Начну с мировой сети магазинов одежды “Abercrombie & Fitch”, которая мало того, что диктует кому покупать одежду в их магазинах, а именно: молодым людям, исключительно стройным 1 и желательно белой расы,2 имеет аналогичные требования к своим работникам.