Один из самых древних человеческих мифов звучит примерно так:

«Некоторые люди с рождения наделены выдающимися способностями. Это писатели, художники и музыканты, которые потрясают мир своими творениями. Это гениальные изобретатели и ученые, которые меняют нашу цивилизацию. Они изначально превосходят простых смертных своими талантами, поскольку отмечены «божественной печатью» или обладают особым генотипом. Им повезло, ибо у них есть дар.

А всем остальным не повезло. Как бы обычные люди ни старались, им никогда не стать гениями. Максимум что им светит — простое ремесленничество, в котором нет «божественной искры». И если у нас изначально не было подходящего дара, нам никогда не стать ни талантливыми писателями, ни даже талантливыми программистами. А раз так, то можно особо и не дергаться».

Соответствует ли эти представления реальности? Давайте разберемся.

Зачем собрали специалистов из разных областей науки и окрестили их «когнитивистами»? Где можно применить результаты таких исследований? Об этом кратко рассказывает Камиль Морван (Camille Morvan) — доктор философии в области нейробиологии, магистр когнитивистики в Университете Пьера и Марии Кюри (фр. Université Pierre et Marie Curie или UPMC — Paris Universitas 6). В данный момент она занимается исследованием визуального восприятия и измерением разных форм интеллекта.

В XIX веке Томас Даннинг, английский публицист и борец за права рабочих, написал:

«Обеспечьте 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

Фраза жесткая, меткая, запоминающаяся. Ее цитировал Карл Маркс в своем «Капитале», ее не раз использовали писатели и публицисты.

Прошли годы, и сытые европейцы начали забывать о работорговле и каторжном труде на заводах в прошлые века. А потому в наше время многие воспринимают эту фразу просто как красивую метафору. Они говорят:

— Это передергивание. При чем тут капиталисты? Не, ну бывает, конечно... Но аморальное поведение в равной степени свойственно всем, независимо от благосостояния.

Однако в XXI столетии высказывание Даннинга неожиданно получило научное подтверждение. И не где-нибудь, а в США — стране, которая сегодня считается оплотом мирового капитала.

Это не похоже на голливудские фильмы. Арест проходит по-будничному спокойно, без шума, криков и стрельбы.

— Хабби Уитлоу! Вы обвиняетесь по 459 статье Уголовного кодекса США — кража со взломом. Прежде чем надеть на вас наручники, я зачитаю ваши права...

Из окон выглядывают любопытные соседи. Мать арестованного испуганно смотрит то на полицейского, то на своего сына.

— Офицер, если это из-за тех дорожных знаков, то мы все компенсируем! — бормочет она. — Хабби — хороший мальчик, он не мог...

Но офицер уже запихивает Хабби в машину. Полицейский спешит: времени мало, а ему сегодня предстоит совершить еще восемь таких же арестов.

Так начинался самый известный и самый жестокий эксперимент в истории мировой психологии.

Это произошло в июле 1941 года. Возле сербского городка Смедеревска Паланка немцы арестовали шестнадцать местных жителей и обвинили их в помощи партизанам. Пленных приговорили к расстрелу. С завязанными глазами их построили возле стога сена, и солдаты приготовилась открыть огонь.

Внезапно один из немцев, ефрейтор по имени Йозеф Шульц, бросил винтовку на землю:

— Я не буду стрелять. Эти люди ни в чем не виноваты.

Отважного немца расстреляли в тот же день.

После войны Йозеф Шульц стал героем Югославии. Ему ставили памятники, а про его подвиг рассказывали в школах. И каждый, кто слышал его историю, невольно спрашивал себя:

— А смог бы я на его месте поступить так же?

Люди верят в независимость своего мышления. Они считают, что все их желания — это действительно их желания, а все мысли в их голове продиктованы исключительно логикой и здравым смыслом.

Правда же в том, что наши представления о реальности не всегда наши. Например, менеджер Х выкладывает три своих зарплаты за модный гаджет лишь потому, что такая штука уже есть у его коллег. А домохозяйка Y до ужаса боится продуктов с ГМО, поскольку об их вреде говорят все ее подруги.

Увы, но независимое мышление — это не более чем миф. И если одни люди всегда и во всем оглядываются на мнение окружающих, то другие попадают под чужое влияние тихо и незаметно. При этом каждый из нас по-своему склонен к конформизму.

Почему же природа наделила нас этим качеством? Как конформизм работает и как он влияет на нашу жизнь? Давайте разберемся.

Некоторые уверены, что Вторая мировая война стала для нас надежной прививкой от фашизма. Разве может нормальный человек, который слышал о лагерях смерти и миллионах погибших, добровольно нацепить на себя свастику?

Когда же указываешь этим «оптимистам» на зигующих неонацистов и современные факельные шествия, они лишь пожимают плечами:

— Это просто горстка сумасшедших, которых хватало во все времена. Не делайте из мухи слона — Гитлер уже никогда не вернется!

«Оптимисты» не понимают истинной сущности фашизма. Они сводят его к затасканным киноштампам и историческим символам. Для них это Гитлер и Муссолини, «Шмайсеры» и PzKpfw IV, лагеря Дахау и Бухенвальд, свастика и громогласные крики «Зиг хайль!».

В действительности фашизм — это нечто, что дремлет в душе каждого человека. И как оказалось, разбудить это темное начало можно в любой момент.

Продолжаем наш рассказ про знаменитый «маршмеллоу-тест». В прошлый раз мы узнали, как он проводился и разобрали связанные с ним популярные заблуждения.

Сегодня мы выясним, какие открытия на самом деле сделал Уолтер Мишел благодаря своим зефирным экспериментам. Мы узнаем, почему люди вообще поддаются искушениям, и какое решение этой проблемы предлагают стэнфордские психологи.

Про стэнфордский зефирный эксперимент сегодня написано много ерунды. Нередко его сводят к следующему: мол, ученые проверили силу воли у детей, искушая их зефирками, а затем проследили, как сложилась их судьба. Те, кто еще в детстве проявляли выдержку, в будущем стали успешными людьми. А те, кто легко поддавались искушениям, со временем превратились в неудачников.

Какой из этого делают вывод? Правильно: если у человека изначально не было силы воли, то ему в этой жизни ничего и не светит. Такая вот у него «лузерская карма».

К счастью, слухи о врожденных способностях снова оказались сильно преувеличенными. Сегодня мы рассмотрим, как проходил эксперимент, и узнаем, может ли человек со временем научиться самоконтролю. А в следующей статье мы выясним, что же на самом деле изучали ученые из Стэнфорда и как же все-таки противостоять искушениям. Итак, поехали!

«Что не убивает меня, то делает меня сильнее» — этот афоризм Ницше сегодня охотно цитируют к месту и не к месту. Особенно его любят те, кто пишут о саморазвитии, достижении успеха и выходе из пресловутой «зоны комфорта».

На первый взгляд может показаться, что Ницше прав. Ведь человек, прошедший через горнила испытаний, наверняка научится лучше «держать удар» и будет стойко переносить любые трудности. Так?

Нет, не так. В мире полно мужчин и женщин, которым по воле судьбы пришлось столкнуться с серьезными проблемами. Но от этого они почему-то не превратились в сверхлюдей. Наоборот: многие из них после всего пережитого стали слабыми и пассивными, словно неприятности раздавили их раз и навсегда.

Почему так происходит, и в чем ошибся немецкий философ? Давайте разберемся.